6-я Уральская индустриальная биеннале: от завода до цирка

До 5 декабря в Екатеринбурге и городах Урала проходит 6-я Уральская индустриальная биеннале современного искусства. Специально для DEL’ARTE Magazine Ирина Кисилева подробно рассказывает, чем запомнилось одно из самых заметных событий современного искусства в России в этом году. 

Тема 6-й Уральской индустриальной биеннале – цитата из Екклесиаста «Время обнимать и уклоняться от объятий». Примечательно, что озвучили ее еще в январе 2020 года, то есть примерно за два месяца до объявления в России локдауна. 

До самого открытия биеннале 2 октября у организаторов не было полной уверенности, что все состоится. Бюджет проекта составил порядка 100 миллионов рублей. По словам комиссара биеннале Алисы Прудниковой, точную сумму можно будет назвать только по завершении мероприятия. В Основном проекте приняли участие 52 художника и арт-коллектива из Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Екатеринбурга, Тюмени, а также из Турции, Германии, Франции, США, Бразилии, Нидерландов, Испании, Швейцарии, Румынии и других стран.

За последние десять лет команда биеннале открыла для екатеринбуржцев такие локации, на которых большинство горожан никогда в жизни не бывали и без биеннале вряд ли когда-нибудь там оказались бы, – это типография «Уральский рабочий», где сейчас образовался ресторанный кластер; гостиница «Исеть», по-прежнему пустующая; Приборостроительный завод, на месте которого хотели строить храм Святой Екатерины (кажется, к этой затее сейчас охладели); и Уральский оптико-механический завод. На всех этих площадках в разные годы располагался Основной проект, и по ним можно было ходить часами. Каждое из этих пространств было интересно само по себе, как terra incognita: там всегда находились работы, производившие вау-эффект и становившиеся популярными у публики.

В этом году все иначе. Впервые команда биеннале решила не делать одну масштабную выставку-блокбастер, а разделить Основной проект по семи разным локациям. Все они хорошо известны зрителям – это бывший кинотеатр «Салют», Главпочтамт, Екатеринбургский цирк, Фотографический музей «Дом Метенкова», ГЦСИ (сейчас Екатеринбургский филиал ГМИИ им. А.С. Пушкина) и Музей истории и археологии – филиал Областного краеведческого. 

В этом разделении прослеживается определенная логика: в бывшем кинотеатре «Салют», к примеру, собраны в основном видеоработы, это же кинотеатр; в здании Екатеринбургского цирка – на арене, в фойе и даже в гардеробе – идут почти все биеннальные перформансы и представления, а в действующем, современном цехе оптико-механического завода представлены главным образом объекты и инсталляции.

УОМЗ

Начинать знакомство с Основным проектом биеннале стоит именно с оптико-механического завода. В этом году выставка работает в новом механообрабатывающем цехе – зеркальном снаружи и стерильно белом внутри. Кураторы проекта Чала Илэке, Аднан Йылдыз и Ассаф Киммель черпали вдохновение в романе-антиутопии Евгения Замятина «Мы», и цех УОМЗ по их логике — это космический корабль «Интеграл».

Руно Лагомарсино “WE”. Фото предоставлено пресс-службой биеннале

У самого входа зрителей встречает инсталляция шведского художника Руно Лагомарсино “WE”, состоящая из множества острых маленьких гвоздей (тоже отсылка к книге Замятина). Кстати, изначально так не задумывалось художником, но в цехе УОМЗ оказался блестящий белый пол, и работа “WE” получила спонтанное продолжение – отражение “ME”.

Хале Тенгер “We didn’t go outside; We were always on the outside / We didn’t go inside; we were always on the inside”. Фото предоставлено пресс-службой биеннале

Сложно пройти мимо работы турецкой художницы Хале Тенгер “We didn’t go outside; We were always on the outside / We didn’t go inside; we were always on the inside” («Мы никогда не будем снаружи, потому что мы всегда снаружи; И мы никогда не будем внутри, потому что мы всегда внутри»). Она была создана еще в 1995 году, кураторы впервые увидели ее тогда на Стамбульской биеннале и считали обязательной для показа в Екатеринбурге. Это маленький домик, окруженный забором из колючей проволоки, причем верхушка забора направлена внутрь, а не наружу. В домике есть место для сидения, множество картинок из журналов с идиллическими пейзажами и транзисторный радиоприемник, из которого звучит турецкая музыка 1990-х годов. Радио здесь играет важную роль – дело в том, что до 1994 года в Турции действовала государственная монополия на радиовещание, как до определенного момента и в СССР. Учитывая нынешнюю ситуацию со свободой слова в Турции, России и других странах, работа, созданная четверть века назад по-прежнему остается актуальной. 

Кстати, это еще и одна из самых дорогих работ на биеннале. Художницу удалось уговорить сделать конструкцию из колючей проволоки на месте в Екатеринбурге – все-таки биеннале имеет в своем названии слово «индустриальная», и ее команда по возможности старается все объекты создавать по четким инструкциям на месте. Но вот деревянную будку Хале Тенгер категорически потребовала доставить на Урал аутентичную, из Турции. Говорят, ее доставка обошлась в 34 тысячи евро. Чтобы отправить ее обратно потребуется половина этой суммы.

Антон Стоянов «Без названия». Фото предоставлено пресс-службой биеннале

Болгарский художник Антон Стоянов, живущий в последнее время в Берлине, показал на УОМЗ две работы. Первая – «Без названия» – очень неприятная: это коллаж из носков разной степени загрязнения. Издалека выглядит как нечто абстрактное, а вблизи смотреть на это не хочется. Предположим, что таким образом публике напомнили, как важно соблюдать гигиену в условиях пандемии. А вот витражная «Уф-революция»

Стоянова – один из главных объектов для селфи на биеннале. Зеркальные витражи художник создал несколько лет назад, после обучения на стекольщика в Берлине. Они отражают окружающее пространство и в зависимости от ракурса, света и тени меняют эти отражения в течение дня.

Кинотеатр «Салют»

В бывшем здании кинотеатра «Салют» сосредоточена вся публичная программа биеннале: до 5 декабря здесь идут лекции, перформансы, занятия для детей, а в рамках Основного проекта представлены инсталляции и видео. Чтобы отсмотреть все видеоработы понадобится около 7 часов.

Видеоинсталляция израильской художницы Яэль Бартаны, 47-минутный фильм «Две минуты до полуночи» – заключительная часть четырехлетнего гибридно-экспериментального проекта художницы «Что, если бы женщины правили миром?». На видео группа женщин, среди которых есть как вымышленные персонажи, так и реальные эксперты в сфере обороны, права, политики и психологии, заседает в некой демократической «Комнате мира», которая является зеркальным отражением токсичной мужской «Комнаты войны». Женскому правительству предстоит решить, как противостоять надвигающейся ядерной угрозе. При этом обсуждаются и другие вызовы современного мира – изменение климата, экология и т.д. Примечательно, что Яэль Бартана вовсе не идеализирует своих героинь, она анализирует феномен геополитических игр и пытается представить альтернативу мужскому стилю правления.

Клеменс фон Ведемейер «Открытые объекты». Фото предоставлено пресс-службой биеннале

Клеменс фон Ведемейер «Открытые объекты», видео и VR-инсталляция. VR-часть проекта находится на оптико-механическом заводе, ей отведено там отдельное пространство, а в «Салюте» зрителям представлено видео, отснятое немецким художником в мастерской белорусского скульптора Заира Азгура, где хранятся сотни бюстов коммунистических лидеров – Ленина, Сталина, Дзержинского, Свердлова, Мао Цзедуна, Хо Ши Мина и др. Заир Азгур умер в 1995 году, а его скульптуры до сих пор хранятся в мастерской, которая превратилась в своеобразную капсулу времени, где все осталось в том виде, как было при жизни скульптора. На заводе УОМЗ в VR-очках зрители могут войти в виртуальные интерьеры мастерской, увидеть ее реальные масштабы, а также послушать дискуссию, посвященную исторической памяти. В видеофильме также звучит дискуссия художника Клеменса фон Ведемейера и его коллег, они обсуждают, как превратить закрытую студию в открытое пространство. Примечательно, что этот проект начинался в 2019 году и задумывался как настоящая выставка в Минске, где были бы представлены скульптуры Азгура, но потом случилась пандемия, радикально изменившая все планы. А затем в Белоруссии начались массовые протесты против фальсификации на выборах. Все это сделало невозможным проведение выставки по изначальному плану.

Клеман Кожитор, видео «Галантные Индии». Пятиминутная работа французского художника Клемана Кожитора создана совместно с Парижской национальной оперой: современная интерпретация оперы-балета французского композитора эпохи барокко Жана-Филиппа Рамо. Вдохновение художник почерпнул в ритмах и движениях ритуальных танцев американских индейцев. Кожитор взял сцену из либретто, где действие происходит на краю вулкана, но вместо ритуальных танцев индейцев, персонажи балета танцуют крамп – современный уличный танец, зародившийся на улицах Лос-Анджелеса в 1990-х годах во время общественных беспорядков. Так художник проводит параллель между современностью и нравами эпохи Великих географических открытий.

Екатеринбургский цирк

Фото предоставлено пресс-службой биеннале

Перформансы продолжаются в цирке до 24 октября.  

Обратить внимание стоит на перформансы Оли Кройтор, Ани Гребенниковой и Полины Рюминой, Себастьяна Баумгартена.

14 и 17 октября состоится трехчастный перформанс Оли Кройтор “Exit from the gallows”. Отталкиваясь от интервью цирковых дрессировщиков, Кройтор исследует психологию современного человека, склонность к агрессии и распространение в современном обществе насилия как нормы.

19 и 20 октября можно успеть на  театрализованный перформанс ученицы Дмитрия Крымова Ани Гребенниковой и Полины Рюминой «Разговор как прикосновение». Художницы исследуют, как без слов, лишь с помощью прикосновений рождается общая история. Перформанс основан на воспоминаниях девушек и внутренних ощущениях, связанных с этими воспоминаниями. 

С 21 по 23 октября в цирке пройдет представление Себастьяна Баумгартена “Attitudes”. Театральный и оперный продюсер, режиссер и художник Себастьян Баумгартен вместе со своими соратниками Людвигом Хаугом и Робертом Липпоком решил поразмышлять о будущем человечества. Авторы представляют 5 образов такого будущего с 2025 по 2425 год. В постановке заняты актеры в возрасте от 6 до 82 лет.

Арт-резиденции

Павел Отдельнов «Звенящий след». Фото предоставлено пресс-службой биеннале

Тотальная инсталляция Павла Отдельнова «Звенящий след». История поселка Сокол, в 25 км от закрытого города Озерск (Челябинск-40). Инсталляция располагается в комнатах бывшего общежития сотрудников секретного объекта Лаборатория «Б». Конструктивистское здание было построено по проекту архитектора Георгия Голубева, в Екатеринбурге самые известные его здания – больница в «Зеленой роще», ОМЦ и мэрия. Выставка посвящена истории советского атомного проекта в закрытых городах Челябинской области (Озерске и Снежинске) и трагическим последствиям аварии на НПО «Маяк», которая произошла 29 сентября 1957 года. Один из самых важных, атмосферных и впечатляющих проектов всей 6-й биеннале. Всем известно об аварии на Чернобыльской АЭС, однако авария на «Маяке» – трагедия, произошедшая на Урале, от которой пострадали тысячи человек, – многие годы была засекречена.

Специальный проект биеннале

Василий Кононов-Гредин «Сад камней». Фото предоставлено пресс-службой биеннале

«Сад камней» Василия Кононова-Гредина в Березовском карьере (Сатка, Челябинская область). Масштабная инсталляция Василия Кононова-Гредина состоит из 250 зеркал, установленных на уступах и стенах Березовского карьера в Сатке. Карьер уже полностью выработан и постепенно будет затапливаться подземными водами. В зеркалах, установленных по периметру, на дне и на склонах карьера, отражаются небо, соседние склоны, камни и пробивающаяся трава. Следующим летом еще можно будет увидеть часть этой работы. Скорее всего, к 7-й биеннале 2023 года карьер будет уже полностью затоплен. В Сатку уже не ездят маршруты биеннале. Туда можно отправиться самостоятельно. Это впечатляющий сайт-специфик и лэнд-арт проект.

Другие Новости