Чем запомнится Венецианская биеннале–2022

Венецианская биеннале по традиции остается одним из главных смотров современного искусства. В этом году проект продлится с 23 апреля до 27 ноября. О самых запоминающихся показах, противоречивых работах и длинных очередях рассказывает Александра Загребельная, побывавшая в первые дни работы биеннале в самом эпицентре событий.

С 23 апреля Венецианская биеннале искусства открыта для всех. Пандемия внесла свои коррективы в привычное расписание масштабного выставочного проекта, который по плану должен был состояться еще год назад. Поэтому представители мира культуры и искусства с еще большим нетерпением чем обычно ждали это событие и постарались приехать лично. Для тех, кто «в тусовке» — представителей галерей, художников, кураторов, директоров музеев — биеннале открылась еще 20 апреля. А кто-то, заручившись поддержкой друзей из национальных павильонов, сумел прорваться в пространство парка Джардини и Арсенал накануне официального показа, чтобы самыми первыми лично увидеть последние тренды современного искусства и знать, какие работы в скором времени можно будет найти в коллекциях крупных музеев и в программе частных галерей.

Тема 59-го выпуска биеннале — «Молоко Сновидений», вдохновленная одноименной книгой сюрреалистки Леоноры Каррингтон, — была известна еще два года назад. Так что у главного куратора выставки Сесилии Алемани оказалось достаточно времени, чтобы просмотреть и выбрать все самые необычные современные работы, воплощающие темы фантазий, сновидений, трансформаций и перевоплощений. Небывалые монстры-скульптуры, сказочные миры на гигантских полотнах, изображения шаманских ритуалов, отсылки к сюрреализму можно увидеть практически во всех проектах главной выставки. Споры о том, насколько сейчас актуален пост-сюрреализм, оставим арт-критикам, но то, что биеннале в этом году открыла миру много новых имен, безусловно достойно похвалы. Для своего масштабного проекта Сесилия вместе с группой кураторов отобрала работы 213 художников из 58 стран, при этом 180 из них выставляются здесь впервые.

Среди новичков и российская художница Женя Манчева. Ее текстильные работы, размещенные в Арсенале, привлекли немало внимания и были высоко оценены критиками. Фантазийные гобелены художницы соединяют в себе традиционную технику и работу на ручных станках и рассказывают сюжеты о вымышленных мирах, гибридных существах и о сосуществовании человека и машин. Женя рассказывала, что на такие сюжеты ее вдохновило посещение Ленинградского телефонного завода, где сорок лет проработал ее дедушка. На гобеленах она переплетает образы устаревших заводов, индустриальных пейзажей и механических объектов с видением цифрового настоящего. Помимо контраста современности и традиционных техник, можно еще порассуждать о выборе техники ковроткачества как чего-то декоративного, украшенческого и… «женского» или, скорее, наоборот.

Текстильные работы Жени Мачневой, размещенные в Арсенале © Photo: Roberto Marossi

Большинство арт-объектов, представленных в этом году, созданы именно художницами и небинарными персонами, а вот работам мужчин-художников выделено не больше 10% выставки. Тем не менее это не кажется «слишком декоративным» и «радикально феминистским» жестом, как опасались критики. История проектов Венецианской биеннале никогда не отличалась особой толерантностью. Исключением можно считать, пожалуй, предпоследнюю биеннале под кураторством Ральфа Ругоффа «Чтоб вам жить в интересные времена», но соотношение художников и художниц на проекте тогда было обратно пропорционально картине этого года. Сесилия Алемани взялась исправить эту несправедливость кардинально, и, судя по отзывам критиков, у нее это отлично получилось.

Помимо работ современных художников, интересным дополнением выставки этого года являются пять «капсул времени» с историческими произведениями представительниц важных течений искусства XIX-ХХ веков. В этой секции немало имен художниц, рожденных или работающих на территории будущей тогда Российской империи: Александра Экстер, Луиза Невельсон, Мария Васильева. Поразительно, насколько новаторскими были их произведения в рамках времени и насколько актуальными остаются и по сей день.

Примечательно, что единственная венецианка в основном проекте — молодая художница Кьяра Энцо. Она выступила с серией миниатюрных и очень реалистичных картин, представляющих отдельные части человеческого тела. Увеличенные и фрагментированные участки бугристой, веснушчатой, порезанной кожи, мягкие животы или тугие грудные клетки кажутся в художественном представлении Энцо чем-то непонятным и мистическим. Выбор столь неочевидного сюжета сама художница прокомментировала так: «Кожа — это наша поверхность, наша оболочка, наше самое непосредственное место стимуляции и боли; это также наш предел и граница, физическое пространство, где начинается и заканчивается наше взаимодействие с миром». Тема трансформации, взаимодействия и изменений просматривается и в таких, казалось бы, реалистичных проектах.

Хотя победителей биеннале объявили только 23 апреля, очереди в отмеченные жюри павильоны выстроились задолго до этого. Так, в дни превью очередь на британскую (получившую «Золотого Льва») и французскую (Специальное упоминание жюри) выставочные площадки тянулась аж до Саамского павильона — новинки этого года. В этот раз павильон, обычно представляющий художников из скандинавских стран, было решено отдать представителям коренного населения Скандинавского полуострова — саамам.

Павильон Великобритании © Фото: Дарья Чертоляс

Огромные очереди растягивались еще до открытия выставок. Придя к Арсеналу в 11 утра и встретив по меньшей мере 100 человек, ждущих перед входом на площадку, приходилось перестраивать планы и идти сначала в более маленькие и менее популярные выставочные пространства. Кажется, арт-мир наконец вернулся в свое привычное доковидное состояние, и любители искусства со всего света опять съехались в Венецию.

Хотя павильон России в этом году был закрыт, на главных выставках и, конечно же, на ужинах и вечеринках в честь других стран и галерей можно было увидеть достаточно российских представителей. Среди замеченных — директор Московского музея современного искусства Василий Церетели, владелица Art Newspaper Russia Инна Баженова, галеристка Полина Аскери.

Павильон России © Фото: Дарья Чертоляс

Венецианская биеннале давно стала не только важным событием в мире искусства, но и социальным явлением, на котором стремятся присутствовать различные знаменитости. Так, из иностранных звезд в Венеции были замечены Сальма Хайек, Тильда Суинтон со спутником — художником Сандро Коппом, Кирнан Шипка, а также Венсан Кассель с Тиной Кунаки.

Приятно было видеть открытие павильонов соседних республик, многие из которых участвовали в Биеннале впервые: Киргизия — с фантазийными работами Фируза Фармана-Фармаяна, Казахстан — с иммерсивным перформансом и работами ORTA collective, Узбекистан — с космическими работами Чарли Таппа, Арбора Зуфарова и CCA Lab. В павильоне последних на открытии фотографировал Герман Ларкин, прямиком со свадьбы младшего Бекхема. А видеоинсталляция с вышитой текстильной панелью узбекской художницы Саодат Исмаиловой была отобрана в основную программу выставки.

Павильон Узбекистана © Фото: Дарья Чертоляс

Главную награду — «Золотого льва» — получила Симона Ли за монументальную скульптуру «Кирпичный дом». Неясно, повлияло ли на восприятие этой работы то, что она как бы «открывает» выставку в Арсенале, величественно встречая гостей прямо посередине первого зала, но она, безусловно, притягивает внимание. Посетив павильон Соединенных Штатов Америки, в котором представлены скульптуры и видео этой же художницы, можно сразу же узнать огромную полу-женщину полу-дом в Арсенале. Впервые же эта работа была выставлена в Нью-Йоркском парке скульптур High Line, главным куратором которого была Сесилия Алемани. Поразительно, насколько по-разному воспринимается одно и то же произведение под открытым небом и в индустриальном пространстве Арсенала, да еще и в окружении мистических работ кубинки Белкис Айон. Арт-объекты последней хоть и не взяли наград, получили признание публики, что особенно заметно по количеству фото, выставленных в соцсетях. Черно-белые картины и принты изображают таинственные культы секретного афро-кубинского братства — глядя на них, остается только фантазировать, чем же на самом деле там занимаются.

Симона Ли «Кирпичный Дом» © Фото: Дарья Чертоляс

Конечно же, на биеннале стоит ехать не только ради призеров. Этот год богат на оригинальные проекты, переосмысливающие наше бытие, работу сознания и подсознания, мир сноведений и космоса.

Павильон Италии в этом году представляет Джан-Мария Тосатти. Посетителей пускают строго по одному и простят не разговаривать, а вопросы задавать смотрителям на выходе. Все это делается для того, чтобы «сохранить нужную атмосферу». Павильон разделен тематически и визуально на два «акта»: в первом — «Истории ночи» — художник воссоздал фабрику, из которой исчезли люди. Согласно кураторскому тексту, «обстановка отчуждения метафорически прослеживает взлет и упадок великой итальянской индустриальной мечты».

Павильон Италии © Фото: Дарья Чертоляс

Второй акт называется «Судьба комет», он посвящен преображению воображения в реальность. Рой из сотен светлячков напоминает о господстве природы и важности гармонии и высшей красоты.

Не стоит обходить стороной павильон Бельгии, представивший проект «Природа игры» художника Франсис Алис. Видеоинсталляции демонстрируют реальные детские игры, снятые в самых разных уголках мира. При детальном осмыслении понимаешь, что некоторые «невинные» игры на деле оказываются безжалостными и даже опасными. Выставка дополнена живописными миниатюрами.

Павильон Южной Кореи «Вихрь» с работами художника Юнчуля Кима погружают зрителей в футуристичный мир новых технологий с роботами-живыми организмами. Вдохновившись стихотворением Уильяма Батлера Йейтса «Второе пришествие» о мире перед воцарением анархии, художник представил этот мир наполненным копирующими друг с другом киборгами. В центре павильона свисает запутанная 50-метровая кинетическая скульптура Chrome V, напоминающая то ли змею, то ли червя из фильма «Дюна». Скульптура приходит в движение и меняет цвета, получая сигналы от соседней скульптуры Argos — the Swollen Suns, и это действие завораживает.

Павильон Южной Кореи © Фото: Дарья Чертоляс

Хотя многие критики разнесли павильон Дании, назвав его чуть ли не худшим на выставке, жилище монстров-кентавров, подвергшееся неизвестному вторжению творение рук художника Уффе Изолотто, безусловно, не оставит никого равнодушным и заслуживает если не высокой оценки, то уж точно впечатляющих фото. Между прочим, стеклянные скульптурные композиции, являющиеся частью инсталляции — работа российской художницы Марии Кошенковой: хотя они вроде как изображают внутренние органы и сгустки крови огромных кентавров, тонкая техника и гармоничное сочетание цветов делает из них вполне эстетичные объекты, а не что-то неприятное.

Хотя официально с 1968 года Венецианская биеннале не является коммерческой (до этого работы можно было купить прямо на выставке), это не мешает заинтересованным коллекционерам совершать сделки с галеристами прямо на выставках или на вечерних коктейлях после. Как рядом с павильонами, так и непосредственно рядом с работами на основной выставке можно заметить галеристов, представляющих художников и с радостью готовых рассказать о своих клиентах, а в особых случаях даже поделиться ценами на представленные экспонаты.

Безусловно, помимо основной выставки и главных павильонов важная часть программы представлена в пространствах по всей Венеции. Часть из них, Collateral Events, в большинстве спонсирована и организована частными галереями, так что тут коммерческая составляющая ясна. Помимо этого, новые выставки к биеннале открыли и известные музеи города. Свежая программа, которая перекликается с темами биеннале, выставлена в Музее Пегги Гуггенхайм и Палаццо Грасси, а Музей Академии и Дворец Дожей выделили часть своих залов для выставок Аниша Капура и Ансельма Кифера соответственно.

Другие Новости