Покрас Лампас: «NFT позволяет пронести информацию сквозь время в вечность»

В рамках работы на фестивале Samara Ground-2021 Покрас Лампас дал интервью DEL’ARTE Magazine, где рассказал о том, как следует относиться к критике, о своем манифесте и о том, насколько высоки его акции в новой цифровой реальности современного искусства.

У тебя просто фантастическое количество различных проектов. Иногда звучит такое мнение, что ты работаешь круглосуточно. Что тебя мотивирует на то, чтобы все успевать?

У меня нет самоцели работать круглосуточно, но у меня есть чувство места и времени и того, что я могу сделать. Если я понимаю, что делая в этот момент какое-то действие, я могу в какой-то мере предвосхитить время и быть ближе к будущему, то для меня это достаточная мотивация.

У современного художника должна быть эксклюзивная история или, наоборот, в информационном пространстве его должно быть много?

Недавно я читал лекцию для более чем 500 человек на большом форуме OFFF Moscow. Это форум, который считается одним из главных мероприятий для дизайнеров, представителей рекламы, пиара, современного искусства — для молодого прогрессивного культурного сообщества. Когда я начал спрашивать людей, которые туда пришли, как много из них пользуются нейросетями, криптовалютами, терминологией метамодерна, современными технологиями, увидел, что из такого уже максимально отфильтрованного прогрессивного и креативного сообщества это актуально только для 5%. То есть 95% не готовы погружаться во все эти вещи.

Тот факт, что художника много в информационном пространстве, не поможет, если он не знает, что и зачем делает. Потому что цифровая среда не спасение: можно попасть в скандал, и о тебе будут писать все, но если люди тебя запомнят не как художника, а как объект скандала, помощи в этом для твоего искусства будет ноль. Но можно сделать арт-проект, который будут цитировать с точки зрения искусства, что гораздо сложнее. И тогда мы уже можем говорить о том, что художник правильно взаимодействует с информационным полем. История с информационным пространством очень непростая: её нужно понимать, чувствовать, чтобы слово «много» было равно «эффективно и полезно». Не нужно делать из «много» самоцель.

Ты очень популярный художник и, естественно, есть самые разные примеры отношения к твоим проектам. Например, есть такой популярный паблик «Рабы Малевича», который часто в ироничном настроении рассказывает о твоих работах, и ты спокойно выходишь на контакт с ним и ведешь диалог. Отсюда вопрос: какую критику воспринимать, а какую просто игнорировать?

По поводу «Рабов Малевича» я хочу сказать, что его автор, Сергей Рожин, очень интересный, резонирующий с современным миром человек. И когда с его стороны появляются какие-то ироничные высказывания, мне это интересно. Потому что культура в лице другого ее представителя начинает резонировать с тем, что я делаю. Просто вместо того, чтобы воспринимать это как хейт, я воспринимаю это как метод коммуникации друг с другом и спокойно могу ответить или посмеяться. Я не вижу в этом ничего обидного, люди так общаются. Современная культура построена на мемах. Мемы — это не страшно. Иногда страшно, когда про тебя нет мемов.

О критике важно помнить следующие моменты. Первое — это слова Энди Уорхола о том, что он не читает критику в свой адрес, а смотрит на объем текстов: большой объем текста — значит хорошо. Не важно, что там напишут, потому что людям интересно это обсуждать. Я абсолютно точно не обижаюсь на критику. Конечно, в большинстве случаев я не могу поменять свое мнение из-за того, что кто-то со мной не согласен, но для меня интересна эта точка для диалога.

Я понимаю, что если искусство вызывает вопросы — это повод разобраться в том, какие процессы вскрыла та или иная работа. Это могут быть социальные конфликты, иногда культурные, субкультурные, порой даже политические, бытовые. Это все можно классифицировать, проанализировать и уже на основе этого принимать решение. Но этим решением точно не должна быть агрессия, потому что она исключает анализ. По этой причине я очень редко вступаю в конфликты, но очень часто в диалог.

© фото: Игорь Клепнев

Не все художники успели перестроиться на цифровую тему и NFT, а ты взорвал это пространство своими работами. Будущее искусства все-таки за цифрой или NFT?

Диджитал всегда был частью круга моих интересов: цифровая фотография, дизайн, технологии. И это сделало меня человеком очень мобильным с точки зрения не того, что происходит со стороны тренда, а того, что происходит в плане инноваций. И если мы начнем погружаться в мой бэкграунд, то увидим, что с инновациями я начал работать гораздо раньше, чем это стало трендом и мейнстримом. Когда появлялись первые инструменты для работы с виртуальной реальностью, цифровой каллиграфией, я уже с ними работал.

Когда я понял, что мне интересны новые технологии в виде NFT, я стал развивать эту тему не потому, что она может быть хайповой, а потому что вижу в этой инновации то, чего мне не хватало — возможности говорить точно, качественно и оригинально с точки зрения манифестации нашего времени. Потому что представить манифест в 2021 году, напечатанный на бумаге, практически невозможно. Это будет похоже на что-то очень архаичное и не будет вызывать интереса по одной простой причине: это уже было сделано и теперь не эффективно. Сделать манифест в инстаграме было бы актуально для 2013-2014 года, но тогда я только рос.

Но в твоем инстаграме манифест все-таки выложен.

Нет, он выложен в инстаграме, потому что это площадка для того, чтобы пошерить информацию. И это как раз тоже дух времени: для того, чтобы выложить манифест, не нужен отдельный сайт. Нужно выложить его там, где он будет иметь наибольшую силу и наибольшую ассоциацию. Но форма манифеста интересна тем, что это не просто текст, а это текст плюс видео, в котором уже в качестве цифровой анимации используются сканы оригинальных полотен и голос, что тоже трансформируется.

И дальше: хостинг в виде инстаграма — вещь, которая может быть потеряна. Потому что инстаграм — это сторонняя площадка. И если вдруг что-то произойдет, мне взломают инстаграм, например, и удалят все мои посты, я потеряю доступ к этому манифесту. Можно постараться обезопасить и сохранить, но мы не знаем точно, как это будет жить дальше. Хостинг может поменяться, может быть инстаграм заблокируют в России —предугадать невозможно. Но абсолютно точно то, что эта централизованная система передачи данных не до конца надежна. Поэтому изначально выкладываю манифест в формате NFT и уже только после этого в инстаграме. NFT позволяет пронести информацию сквозь время в вечность. Получается, что выложить манифест в 2021 году в формате NFT, — наиболее органично для духа этого времени. В 2025 году может будет что-то новое, но так как мы привязаны к секунде, я считаю, что сейчас это наиболее верное высказывание в наиболее правильной форме.

Сколько пунктов будет в манифесте?

Важно проговорить: манифест — это не то, что высекается один раз в камне и больше никогда не меняется. Это некая история про то, что время течет и добавляются новые пункты, новые правила. Это как свод каких-то, условно говоря, законов для нового художественного течения. В данный момент выложено двенадцать пунктов. В работе еще не менее шести. Скорее всего, к концу 2021 года будет около 21 пункта, а дальше покажет время.

Как-то у тебя прозвучала фраза, что блокчейн и работы с новыми технологиями — современные акции художника. Как высоки сегодня твои акции?

Я думаю, что они довольно высоки. Просто чем интересен блокчейн с точки зрения денег: он абсолютно открыт. Мне не нужно скрывать эти данные, потому что в этом суть блокчейна: каждый может зайти и посмотреть, за сколько и что было продано, перепродано, кто делал ставки. Это все зафиксировано в открытых источниках и условно понятно, если начинать считать: если один пункт манифеста продается за 800 000 — 1 000 000, и это происходит регулярно на протяжении десяти пунктов, это уже показывает некоторую тенденцию. И если мы начинаем сравнивать эти цены с ценами на современное искусство, понятно, что это высокая стоимость. Я это понимаю. Но я не считаю, что это должно быть каким-то мотиватором для того, чтобы любить или не любить художника. Это просто такой цифровой инструментарий, как раньше люди смотрели на разные показатели, связанные с медийностью: охват постов или объем аудитории. Это просто метрики. Да, они могут быть классными и эффективными, но это не самоцель. Самоцель — сделать художественное высказывание оригинальным, максимально точным и сильным. Потому что моя задача не в том, чтобы сегодня акции были высоки, а в том, чтобы через 10 или 20, 30, 50 лет они формировали некий срез цифрового искусства первых NFT-художников в России, и не было стыдно, что эти вещи были такими. Мне важно выстраивать свою новую визуальную идентичность на основе такого фундамента.

Другие Новости