Секретные выставки арт-группировки BOLOTO

Самоорганизованные группы художников были и остаются значительным явлением мира современного искусства. Евгений Наумов знакомит читателей DEL’ARTE Magazine с профессиональным объединением BOLOTO, проводящим выставки в лесах, бомбоубежищах и заброшенных зданиях, и с их недавним проектом «Болотная биеннале». 

В стороне от исхоженных троп, соединяющих центральные музеи, крупные галереи и масштабные ярмарки, можно обнаружить проекты, исключённые из мейнстримного дискурса художественных практик. Самоорганизованные группы художников проводят выставки в лесах и на болотах, в бомбоубежищах и заброшенных зданиях так же, как когда-то представители советского андеграунда показывали свои произведения в собственных квартирах. Арт-группа BOLOTO, основанная художницами Ольгой Тумановой и Василисой Лебедевой, — одна из таких партизанских группировок. Она существует всего пару лет и уже обросла внушительным комьюнити.

Документация акции «Сколько лет камню?», 2020 © Фото: artboloto.com

Первый проект BOLOTO был реализован осенью 2020 года на подмосковных топях. Василиса и Ольга пригласили своих однокурсников из «Свободных Мастерских» MMOMA на акцию «Сколько лет камню?». В ходе неё участники буквально топили в трясине собственные произведения, которые символизировали стереотипы о мире искусства и нашей жизни в целом. Всё это действо проходило в антураже светской вечеринки с соответствующим дресс-кодом, фуршетом и игристым. Таким образом, участники иронично упоминали практики крупных музеев и фешенебельных фестивалей: в форме символического уничтожения его элементов и в качестве карнавального пародирования. 

Закономерно, что основной упор в проектах BOLOTO делается на произведения, которые невозможно или почти невозможно музеефицировать. Практика антикоммерческого и антимузейного искусства не была придумана современными молодыми художниками. Перформанс как форма панк-искусства, например, существовал задолго до появления панков — с начала XX века, когда русские кубофутуристы Давид Бурлюк и Казимир Малевич гуляли по Кузнецкому мосту с раскрашенными лицами, а Владимир Гольцшмидт гипнотизировал курицу. Позднее к ним добавились ленд-арт и сайт-специфические работы — произведения, которые намертво спаяны с тем местом, для которого созданы, и не могут быть перенесены без разрушения или потери смысла.

Документация акции Василисы Лебедевой «Чёрный лист. Часть 6. Свет», 2022 © Фото: Евгений Наумов

Подобная стратегия создания параллельной музеям, почти не пересекающейся с ними структуры была реализована уже в практике уничтожения произведений искусства во время акции «Сколько лет камню?». На последней выставке, носящей название «Болотная биеннале», проходившей 18-22 сентября этого года, Василиса Лебедева также уничтожила скульптуру, созданную из церковных свечей. Свеча — это символ молитвенной жертвы. Объект «Чёрный лист. Часть 6. Свет» был создан ещё летом для молитвы за мир во всем мире, и художница приняла решение наконец сжечь его в подвале сквота «Логово».

Алена Кузнецова «Дожди зарядили», 2022 © Фото: Евгений Наумов

На «Биеннале» присутствовали и сайт-специфичные работы. Алёна Кузнецова, автор интерактивной инсталляции «Дожди зарядили», предлагала зрителям опрыскивать стены из водяных пистолетиков, чтобы на мокрой штукатурке проявились нанесённые гидрофобной краской надписи. Работа Галины Колбасовой, состоящая из запретительных и предупреждающих знаков, проявляющихся в наполненном туманом помещении верхнего этажа заброшенного здания, посвящена самоцензуре. Зритель, забравшийся туда, где ему не следует находиться, и зашедший так далеко, как это возможно, может проигнорировать эти иллюзорные запреты и пройти дальше или даже устроить фотосессию в окружении символов бессильной попытки ограничить развитие искусства.

Галина Колбасова «Препятствия», 2022 © Фото: Евгений Наумов

Наконец, «Архивация», также созданная Галиной Колбасовой, погружала зрителя в специфическую среду, созданную из сотен свисающих с потолка плёнок от VHS-кассет. Их разбитые корпуса брошены в кучу тут же.  Рядом на постаменте стоит обмотанный магнитной лентой электронно-лучевой телевизор. Атмосфера полуразрушенного исторического здания усиливает отсылку к совсем недавнему, но уже почти забытому прошлому. Даже коллекции DVD уходят в забвение, хотя их по-прежнему можно воспроизвести хотя бы на компьютере, а для просмотра VHS необходимо специфическое оборудование, которое придётся как-то добывать. Поэтому домашний видео-архив становится немым грузом памяти. Остаётся только погрузиться в шелестящие объятия этой амнезии.

Галина Колбасова «Архивация», 2022 © Фото: Евгений Наумов

Создавая групповую выставку в заброшенном доме, художники, что очевидно из названия, травестировали Венецианскую биеннале, одно из крупнейших и влиятельнейших событий арт-мира. Как обычно, открытие произошло в торжественной атмосфере: гости в вечерних нарядах пили шампанское и авторские коктейли (в этот раз безалкогольные ввиду аварийности экспозиционных залов). Для большего сходства с карнавалом и в качестве отсылки к городу каналов и дворцов участники проекта надели маски. Кроме того, скрыв лица за личинами, художники и зрители выставки реализовали побег от всевидящего ока «Большого Брата»,  апеллируя к идее «колобковости» московских концептуалистов.

Ольга Туманова «37°», 2022 © Фото: Евгений Наумов

Осваивая маргинальные ниши мира искусства, участники BOLOTO могут насладиться свободой говорить на запретные темы: насилие и личная религиозность, гендер и сексуальность — о том, что ускользает или вытесняется из фокуса общественного внимания. Так работа Ольги Тумановой посвящена грудному вскармливанию. Этот, казалось бы, естественный процесс всё ещё порождает общественные дискуссии и острые реакции очевидцев. Небольшое пятно пластифицированного молока, подобное расплавленной жемчужине, покоится на бархатной подушке в тёмном помещении заброшенного здания. Символ одновременной фетишизации и изгнания.

По признанию художниц, основавших BOLOTO, их цель состоит в формировании параллельных областей искусства, не противодействующих мейнстриму, но существующих независимо от него. Ольга Туманова и Василиса Лебедева признаются, что вдохновлялись подпольными художественными движениями, существовавшими в позднее советское время, такими как «Мухоморы», «Чемпионы Мира», «Коллективные действия». Такие самоорганизации и сегодня возникают довольно часто, но проникнуть на их мероприятия бывает так же непросто, как на квартирные выставки нонконформистов. Вечеринка на болоте становится более недоступной и элитарной, чем всемирно известные выставки в Венеции.

Ольга Туманова и Василиса Лебедева на открытии «Болотной биеннале», 2022 © Фото: Евгений Наумов

Подобные проекты, к слову, и не рассчитаны на широкую публику. Прежде всего, резиденты BOLOTO ожидают видеть коллег по цеху: других художников, кураторов, знакомых сотрудников галерей. Их основная цель — искусство ради искусства, а не «причёсанный» рыночный продукт. Кроме того, они хотят создать комьюнити для взаимной поддержки, обмена идеями и вдохновения. При таком подходе процесс становится гораздо важнее результата. Основным принципом работы провозглашается принципиальное отсутствие цензуры. Вместо запретов и строгих темников участники каждого проекта обсуждают между собой свои будущие работы. Выставка становится фиксацией какого-то промежуточного результата этого диалога. 

Продолжая сравнение с подпольными группировками сорокалетней давности, нельзя не вспомнить слова Владимира Сорокина: «Вот и у меня такое впечатление, что тот самый колокол воздуха, которым так притягивал людей в 70–80-е годы круг московских концептуалистов, он был хорош лишь своим воздухом, разговором, тусовкой, радостью свободного общения, нарушения запретов (не только идеологических) и обменом идеями. А те вещи, которые как бы остались после этого, они просто жалки и вызывают ностальгию… Тащить их в музеи — просто смешно!».

 

На новом витке истории практики уклонения от участия в более-менее официальных мероприятиях вновь приобретают популярность. Потому ли, что современные музейные площадки не могут удовлетворить запросы молодых художников, потому ли, что признание своих ближайших соратников они ценят дороже, чем коммерческий успех и внушительное портфолио. Основательницы BOLOTO признаются, что мечтали бы выйти за пределы местечкового российского пространства, найти единомышленников, создать международную сеть горизонтальных инициатив. Сегодня эта и подобные ей группы создают уникальное искусство, непривычное для зрителей, привыкших к музейным кураторским проектам и коммерческим галереям.

Другие Новости