Скорбный «Памятник памяти» Маяны Насыбулловой

В галерее современного искусства Anna Nova открылась персональная выставка Маяны Насыбулловой «Памятник Памяти», в которой художница исследует проблему репрезентации травматического опыта и исторической памяти. Проект является логическим продолжением показанной этим летом в московском Музее Вадима Сидура двухчастной инсталляции «Everything is terrible», посвящённой исследованию феномена катастрофы как повторяющегося процесса, разрушающего глобальную историю цивилизации. Специально для DEL’ARTE Magazine открытие выставки посетила историк искусства Юлия Страйста-Бурлак и рассказала о своих впечатлениях. 

Первое впечатление – прямолинейно и доходчиво. Об апокалипсисе по-другому нельзя: метафоры и иносказания нынче воспринимаются как страх и сглаживание углов. Нарядная упаковка для ящика пандоры. Кажется, у многих может появиться подобное бессознательное желание прикрыть простое и ясное «война – это ******» красивым листиком клёна или каштана. Рану, то есть травму, всегда хочется спрятать и никому не показывать. Рана – это боль и уязвимость. Но каждый раз наступает день, когда, забытая и болезненная, она напоминает о себе: начинает гноиться и отравлять кожу вокруг. Приходится вскрывать. Маяна вскрыла.

Фрагменты экспозиции «Памятник памяти». Галерея Anna Nova © Фото: Дима Егоров

На первом этаже галереи разместилась инсталляция «Исход», состоящая из множества керамических фигур, застывших в процессе исчезновения, миграции, побега. Исход в библейском прочтении уравнивается освобождению (как Моисей вывел порабощенных евреев из Египта). Земляные человечки идут по пути, заданном медовым светом от прожектора. Мягко болотистые, ужаленные солнцем и испеченные духотой. Хочется рассматривать их, трогать и идти на свет вместе с ними. Где-то они рассеиваются в пространстве, а где-то собираются в толпу. Толпа – точка скопления первобытной силы. Личное бессознательное подключается к их грустному бахтинскому карнавалу. Кажется, в этот раз высвобождение животного – единственный путь к спасению.

Фрагменты экспозиции «Памятник памяти». Галерея Anna Nova © Фото: Дима Егоров

Почему-то во всех катастрофах пробуждается первобытно-инстинктивное. Будучи самым что ни на есть живым, оно в то же время наиболее близко к смерти. Так же, как и эти фигурки: живые и мертвые одновременно. Они амбивалентны и дихотомичны. Дрожащие маленькие твари из воды и глины, с одной стороны, а с другой, сакральные образы, то ли боги, то ли идолы, перед которыми преклоняются зрители, пришедшие на выставку. Присмотритесь. Заходя в зал, посетители присаживаются или нагибают спины, опускают к ним голову. Обманутые желанием рассмотреть поближе, они отдают дань уважения земельным идолам, признавая их величие. В эпоху неопределенности земля (тоже стихия) оказывается одной из немногих инстанций стабильности. На неё как ни дави — не раздавишь. Вот и фигурки растекаются, расплываются, застревают в собственных движениях, но, охваченные рефлекторно-животным «хочу жить», идут на свет.

Фрагменты экспозиции «Памятник памяти». Галерея Anna Nova © Фото: Дима Егоров

На втором этаже галереи расположилась центральная одноимённая (?) инсталляция, напоминающая небольшое кладбище, а, скорее, обратную сторону братской могилы. Вместо увековеченных в камне воинов — плакальщицы. Вместо вечного огня — колодец забвения, в который ритмично падают слёзы: «кап-кап».

Фрагменты экспозиции «Памятник памяти». Галерея Anna Nova © Фото: Дима Егоров

«Памятник Памяти» из белых пористых блоков тоже плачет. Контуры скорбящих фигур навязчиво минорны и стекают вниз, превращаясь к кровавые каменные слёзы. Эти слёзы валяются у подножия. Болючие и отчаянно злые, они, как камни, никому не нужны. На обратной стороне памятника заглушённый первобытный вопль. Его не слышно из-за песка во рту и глазах кричащего, но его легко понять. А еще хорошо понять, что этот крик компенсирован слезами плакальщиц на обратной стороне монумента. Слезы — самый безопасный способ канализировать агрессию. В зале второго этажа не покидает желание приглушить свет. Слёзы, как и раны, всегда хочется спрятать.

Фрагменты экспозиции «Памятник памяти». Галерея Anna Nova © Фото: Юлия Страста-Бурлак

Психика склонна идеализировать прошлое и настоящее, вытеснять неугодное и неудобное в сферу бессознательного. Но вытеснение, как пластырь, не лечит. Чтобы прожить травму, нужно этот пластырь снять и признать: рана есть, и она болит. В противном случае — два прогноза. Или настанет день, когда бессознательное взвоет от накопленных чувств, и животное нутро поглотит человека. Либо, задавленное и забытое, погибнет само нутро и человек превратится в удобную, но совершенно неживую вещь.

Фрагменты экспозиции «Памятник памяти». Галерея Anna Nova © Фото: Юлия Страста-Бурлак

Почему сейчас важно увидеть «Память Памяти» Маяны Насыбулловой? Для того, чтобы вспомнить. Всё происходящее сегодня уже было, но в других декорациях.

Другие Новости