Татуировке никто не нужен: новый вид искусства покоряет музеи

3 марта в ГМИИ им. А.С. Пушкина открылась выставка, посвященная искусству татуировки. Специально для DEL’ARTE Magazine Анастасия Симохина посетила пресс-показ выставки и рассказала, как рисунки на теле можно выставить в музейном пространстве.

Проект, с успехом представленный в нескольких музеях мира, наконец добрался и до России. Эта выставка особенно нужна сейчас, когда так остро стоит вопрос о татуировке как о виде искусства, способном уже быть музейным экспонатом. Многие предосудительно считают, что татуировка до сих пор характерна для людей, отбывавших тюремное наказание. Отрицательное отношение к украшению собственного тела или как к тому, что делают подростки и вскоре «перерастают», и сегодня актуально для большинства. Но все это не перекрывает тот факт, что термин «тату-художник» ввели в конце XX века, тем самым максимально приблизив татуировку к искусству.

Татуировка в своем обыденном проявлении тесно связана с человеческим телом, поэтому легко представить выставку, полную фотографий с изображениями рисунков на коже. В ГМИИ попытались добавить к уже существующему проекту предметы декоративно-прикладного и изобразительного искусства, чтобы дополнить уже имеющийся материал более классическими примерами. В первом зале экспозиции расположен привычный посетителям постоянной экспозиции предмет — ложечка в форме плывущей девушки, на бедрах которой изображена татуировка в виде фигурки бога Бэса.

Большую роль на выставке играют работы современных мастеров, выставленные на силиконовых моделях — слепков с частей тела настоящих людей. Они помещены в ярко-красные углубления в темной стене, и первое время впечатлительному зрителю придется свыкаться с такой необычной подачей материала. Эти цветовые акценты, конечно, перетягивают на себя большую часть внимания, заставляя рассматривать технику рисунка и исполнения. Экспликации каждой модели кратко сообщают, в каком стиле сделана эта татуировка, кто автор работы и какое место занимает мастер в мире искусства. Остальные экспонаты — рифма к моделям, повторяют целый рисунок или его часть. Первоначально их легко не заметить, настолько малы и незаметны они могут быть. Путешествие по залам, разделенным по странам и расположенным в хронологическом порядке, позволяет получить наиболее полное представление о развитии и значении татуировки в каждой стране.

Последний зал оказался наиболее сильным во всей экспозиции, противопоставленный светлым оформлением темному колориту всей выставки. В нем представлены работы Вима Дельвуа и Фабио Виале. Оба художника совмещают ту высокую неприкосновенную классику, идеал человека или представления о музее, с чем-то низменным, земным. Вим Дельвуа держит в Бельгии ферму, в которой разводит свиней. Их-то он и украшает татуировками, чтобы после смерти натянуть кожу с рисунком на подрамник и поместить в тяжелую барочную раму. Фабио Виале менее кровожаден: античные статуи, сделанные из прекрасного каррарского мрамора, расписаны в японском стиле и русскими криминальными татуировками. Преодолев первоначальный диссонанс вспоминаешь, что исследователи давно выяснили, что античные статуи были довольно ярко расписаны, так почему бы им не быть раскрашенными таким образом?

Выставка «Тату» удивительна уже тем, что располагается в одном из главных музеев страны, наряду с картинами Ренуара, Гогена и Пикассо. Еще удивительней то, что татуировка вполне комфортно чувствует себя в небольших залах под пристальными взглядами смотрителей. Является ли живопись на теле искусством или нет, решать только зрителю, но все музейное пространство выстроено с целью убедить посетителя в этом. Ведь то, что используется как образ, органично сплетается с такими типичными обозначениями искусства как рама и мрамор, вполне может существовать наравне с «высокой» живописью.

Автор: Анастасия Симохина

`

Другие Новости