«Утопия спасённая» корейской художницы Ли Бул: выживут только художники

Специально для DEL’ARTE Magazine историк моды Марина Скульская рассказывает о новой выставке в петербургском «Манеже», где произведения знаменитой южнокорейской художницы соседствуют с работами русских авангардистов 1920–1930-х годов, послуживших для нее источниками вдохновения.

Над своей первой персональной выставкой в России признанный мастер авангардных скульптур и инсталляций работала дистанционно в течение двух лет: создала макет ЦВЗ «Манеж» и всех залов, продумала расстановку арт-объектов и развеску картин, трансформировала конструкции сложных иммерсивных ландшафтов, чтобы они органично вписывались в заданное пространство, а также лично отобрала живописные полотна, эскизы, модели, фотографии Казимира Малевича, Александра Родченко, Эля Лисицкого, Александры Экстер, Василия Купцова, Ивана Леонидова, Якова Чернихова, Константина Циолковского — для наглядной демонстрации работы ее творческой мысли.

Аккуратные, строго научные отсылки к произведениям художников, мыслителей (Жан-Франсуа Лиотар, Мишель Фуко, Михаил Бахтин) и литераторов различных эпох, как и к определенным историческим событиям, — характерный прием художницы, которая, в то же время, обращается к зрителям с просьбой «войти в своего рода психологическое взаимодействие с экспонатами и согласно собственной внутренней логике объединить различные аллегорические фрагменты в целостный текст».

Ли Бул с удовольствием приходит на помощь зрителю, представляя ассоциации как бесконечные отражения. Зеркала, глянцевые панели, прозрачные работы, отбрасывающие тень скульптуры, даже оконные стекла «Манежа» становятся частью экспозиции. Неподалеку от «Дирижабля» Василия Купцова (1933) и фотографии Якова Халипа (1936) с дирижаблем «СССР-В6» парит гигантский объект Ли Бул из алюминиевой фольги под названием «Желание быть уязвимым». Аннотация повествует о дирижабле «Гинденбург», символе германского могущества, который сгорел в воздухе в 1937 году. Еще один связанный арт-объект — модель аэростата К. Э. Циолковского (1912–1913) из жести ручной работы, которую легко принять за современную скульптуру.

Ли Бул прославилась провокативными перформансами в начале 1990-х, во время которых она разгуливала по городу в костюме монстра, представляла трагедию под названием «Аборт» или разрисовывала гниющую рыбу. В середине 2000-х она увлекалась искусством русского авангарда и стала создавать скульптуры, картины, инсталляции, отвечающие на вопрос: «Что стало с великими мечтами мастеров прошлого?».

Ответ для переживших эпоху обязательной веры в коммунизм очевиден. Отсюда — многочисленные отсылки Ли Бул к «Городу солнца», знаменитой утопии Томмазо Кампанеллы. Новые технологии, в свою очередь, так же не оправдали надежд: они делают жизнь комфортнее, но не приносят ни счастья, ни крепкого здоровья, не говоря уже о бессмертии. Бессмысленность существования, разочарование и страх — в «разбитых» зеркалах, колючих скульптурах, объектах, напоминающих декорации к фильмам-антиутопиям и фантастическим хоррорам.

Названия не оставляют сомнений: «Картина погребенной памяти», «Жить вечно» — суперкар с алой обивкой внутри — модернистский гроб, «Без названия» — голова сварщика в шлеме, проросшем строительными лесами. Рядом — «Памятник последнему солдату, погибшему в последней войне» Ивана Леонидова (1948), «Смерть человека одновременно на аэроплане и железной дороге» Казимира Малевича (1913) и эскиз занавеса к спектаклю А. Я. Таирова «Ромео и Джульетта» Александры Экстер (1921).

У Ли Бул прекрасное чувство юмора, присущее меланхоликам. Гвоздь серии «Русский конструктивизм», к примеру, — крошечный цилиндр из литой нержавеющей стали под гигантским стеклом. Есть на выставке и «Супрематические чайник и получашки» Малевича для безумного чаепития, воссозданные на Императорском фарфором заводе, и макет летающей тарелки, который оказывается проектной моделью здания бани в Московско-Нарвском районе Ленинграда А. С. Никольского (вторая половина 1920-х).

Одна из центральных тем выставки — цирк, кажется, совершенно не вяжется с трагическим пафосом утраченных за последние сто лет иллюзий. Но именно этот демократичный мир фокусов, мишуры, грубоватого юмора и высочайшего мастерства еще способен объединять людей и вызывать эмоции. Собственно, «Утопия спасенная» Ли Бул — это посвящение художникам, писателям, философам, ученым, которых многое роднит с бесстрашными циркачами.

На масштабной выставке из металла, пластика, акрила, фрагментов ткани и зеркал только три работы связаны с людьми. Акробатки без голов на одноколесных велосипедах в танце маленьких лебедей — эскиз инсталляции «Желание быть уязвимым», фотография Родченко (1930) с женщиной, поднимающейся по лестнице с ребенком на руках (ступени кажутся лезвиями бритвы), и гигантский подъемный кран с девочкой в пачке, от которой время от времени исходит сияние, — загораются собранные в лучи лампочки.

Выставку «Утопия спасенная» можно посетить в ЦВЗ «Манеж» до 31 января 2021 года.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Другие Новости