Горит, но не полыхает: «И повсюду тлеют пожары»

Риз Уизерспун, кажется, решила экранизировать все наиболее значимые произведения современной американской фем-литературы: после триумфа «Большой маленькой лжи» и «Утреннего шоу» выходит новая громкая телепремьера, где она числится в качестве продюсера и исполнительницы одной из главных ролей. Кинокритик Иван Афанасьев специально для DEL’ARTE Magazine рассказывает о том, повторит ли успех своих предшественников сериал «И повсюду тлеют пожары».

Элена Ричардсон – красивая и успешная американка: четверо детей (бабник-старший, скромный братец ловеласа, школьная чикуля и младшенькая – трудный подросток с именем-антонимом Изи), муж-юрист под боком, множественные работы-заботы, учет веса под роспись, социальная активность и секс по графику. Хотя в ее жизни явно что-то пошло не так, ведь в первой серии она стоит напротив своего горящего дома, в котором сама чуть не погибла, а пожарные говорят о нескольких очагах возгорания (те самые little fires), которые намекают на поджог. Незадолго до этого в городок Шейкер-Хайдс, где живут Ричардсоны, приезжает женщина-перекати-поле Миа Уоррен с дочкой, с которой у Элены заводится странная дружба, граничащая с настороженностью.

«И повсюду тлеют пожары» выглядит, как magnum opus Уизерспун-продюсера на данный момент: родившийся из обсуждения одноименной книги Селесты Инг на литературном клубе в инстаграме актрисы, он стал, кажется, самым масштабным произведением в ее телевизионной карьере. Эта семейная драма с размахом уровня каких-нибудь «Маленьких женщин» об имплицитном противостоянии двух столпов американского общества, воплощенном в двух образах. Рафинированная белая домохозяйка пополам с карьеристкой, как представитель прогрессивного высшего класса, свободная в выборе материальных ценностей, но зависимая от множества внешних факторов. И мотающаяся от низшего к среднему классу темнокожая художница, которой важнее самовыражение и свобода действий, чья жизнь умещается в легковушку и не имеет привязки к месту и событию. Конфликт, актуальный всегда – классовое неравенство, помноженное на социальные страты.

Надо сказать, что поначалу смотрится сериал весьма увлекательно: легкая детективная линия украшает сюжет, в целом не лишенный множества штампов о борьбе сословий. Конечно, догадаться почти наверняка, кто же поджег дом Элены, не так уж и сложно, стоит только пройти первым двум сериям, но, во-первых, не будем судить строго: на данный момент отсмотрено пять серий из восьми, так что сценаристы имеют возможность выкинуть фортель (читавшие книгу тем более могут мне возразить). Но интрига – всего лишь виньетка, на первый план тут выходит именно семейная драма, смешанная с социальной проблематикой. Очень удачно выбрано время – 1997 год: Билл Клинтон избрался на второй срок, экономика поднялась. Но через год сытое общество, предвкушающее перемены, ждет шок от сексуального скандала с Моникой Левински, подмочившего репутацию президента и всей Демократической партии (очень актуально в контексте современной фем-повестки, странно, что до сих пор кино не сняли об этом). А через два года случится стрельба в школе «Колумбайн», и американская идиллия станет еще более призрачной. Не говоря уже о предстоящем 11 сентября, и окончании правления Клинтона-демократа, которого сменит милитарист Буш-младший.

Можно сказать, что детально воссозданная эпоха конца XX века – своеобразная ностальгия по Америке, которая не нуждалась в том, чтобы make ее great again. А заодно и исследование социальных механизмов: за год до событий сериала был застрелен Тупак Шакур, и героиня Керри Вашингтон, вольнолюбивая Миа Уоррен – как компиляция настроений, которые породил певец свободы цветного населения. И чтобы вы уж наверняка не забывали, о чем идет речь, в сюжет введена еще и этническая азиатка Биби Чоу, которая пытается оспорить права на ребенка подруги Элены Ричардсон, которого она некогда оставила на пороге пожарной части из-за нехватки денег, а та удочерила. Защитником которой становится, конечно, Миа. Сценаристы аккуратно выкладывают сюжет по кирпичику, чтобы вы ничего не потеряли и не забыли: вот здесь у нас либерально настроенная белая женщина, на деле – мудрая, но чересчур прагматичная консерваторша. А вот тут прогрессивная, но социально опасная бунтарка-афроамериканка, которую нельзя называть негритянкой, как подмечает один из героев – это нетолерантно (хотя дикторы по местному ТВ вещают другое). Обе правы, особо не жалко никого.

Среди прочего, в этой семейной драме, где двигателем прогресса являются женщины, мужчины логично отходят на второй план: муж героини Уизерспун выглядит, как приложение к жене, и в сюжете почти не участвует, а сыновья делятся на маскулинно-отрицательного Трипа и стеснительно-нейтрального Муди. На закуску припасена прекрасная сцена, в которой неотчаянные домохозяйки читают на литературном клубе «Монологи вагины», а Элен возмущается наличием в тексте этой самой вагины, даже не в состоянии спокойно произнести это слово – в чем ей помогает более раскованная Миа, мол «вы хоть туда иногда заглядывайте, чтобы знать, о чем говорить». Хрупкость белого человека, либерализм, боди-френдли, социальная революция, ла ла лэнд. Начиная с этого момента, в сериале и начинает сквозить какой-то наигрыш и фальшь, и из тонкой психологической драмы с оттенком триллера он преобразуется в высокопарную мелодраму и игру в дочки-матери для состоятельных дам субурбанов. Ну а дальше вопрос зрительский: либо вы свыкаетесь с тем, что смотрите красивое и дорогое мыло с налетом актуальной повестки, либо оставляете все эти, впроброс закинутые, социальные крючки, на которых болтаются червячки сомнений гомогенизированных степфордских жен. С той же «Большой маленькой ложью» вопросов, смотреть или нет, было гораздо меньше.

Другие Новости