«Последний танец» с Майклом Джорданом

На Netflix завершился документальный сериал «Последний танец» о великой династии команды «Чикаго Буллз» во главе с Майклом Джорданом. Специально для DEL’ARTE Magazine кинообозреватель Алишер Улфатшоев, как поклонник баскетбола, рассказал, что ему понравилось в «Последнем танце», а чему он не поверил.

Начало новой эпохи

Нет лучше команды в истории NBA, чем «Чикаго Буллз» 1990-1998 годов, — так вам скажет любой житель Чикаго. Это постоянно повторяет и Майкл Джордан в десятисерийном документальном проекте «Последний танец» режиссера Джейсона Хехира.

В 1984 году заурядная команда «Чикаго Буллз» выбирает на драфте под 3-им номером юного Майкла Джордана, перспективного выпускника университета Северной Каролины. Именно этот день ознаменовал официальное начало профессиональной карьеры Джордана и старт новой эры НБА. Это событие — практически Большой взрыв в мире баскетбола. Потому что дальше, как показывает хроника, происходит рождение культа — совершенного и неконтролируемого. Джордана обожали и ненавидели, и победить его означало на время стать лучше бога. Такое сравнение неслучайно — баскетбольное сообщество, без участия прессы, нарекло Джордана «черным Иисусом». 23-й номер «Чикаго» совершил немыслимое — изменил менталитет команды и культуру. Это подтверждают спортивная статистика, внимание зрителей к баскетболу и рекламные контракты.

За многомиллионными соглашениями и регулярным шествием фанатов к «Юнайтед-центр» на просмотр домашних игр команды стоит личность Майкла Джордана, о которой с восхищением говорили все — от личного тренера Тима Гровера до президентов Билла Клинтона и Барака Обамы. Феномен «Супермена» (еще одно прозвище Джордана) оказался в каждом доме и на каждой уличной баскетбольной площадке. У любого, кто брал мяч в руки и видел кольцо, интуитивно появлялась мысль «быть как Майкл Джордан». Как показывает «Последний танец», Джордан стал философией, религией спорта, которой все хотели соответствовать. Тот, кто был не способен мыслить в рамках этой философии, покидал команду. Идея проста — всегда побеждать. На этом вырос эгоизм Майкла, с помощью которого было выиграно 6 чемпионатов. Гадать, что было бы, дай он слабину, не имеет смысла.

Как олимпийские боги

Кажется, что мы знаем Джордана. Но «Последний танец» показывает, что это вовсе не так. Вы можете знать технику его броска, модель его кроссовок, ритуал празднования победы, однако, дело не только в этом. Режиссер Джейсон Хехир изучает модели поведения команды и менеджмент «Чикаго Буллз» за период с 1990 по 1998 год, подводя историю к знаменитому сезону 97/98, когда «Быки» боролись за третью подряд победу в чемпионате Национальной баскетбольной ассоциации. Именно тогда стоял вопрос «все или ничего». Это понимали игроки, это понимал мир.

Чтобы лучше осознать масштаб происходящего в том сезоне, создатели сериала показывают главных звезд той кампании, как олимпийских богов. Майкл Джордан — всемогущий Зевс, восседающий на своем белоснежном троне. Скотти Пиппен — нравственный Посейдон. Деннис Родман — непредсказуемый Аид. Над ними возвышается Фил Джексон — тренер, который сумел объединить силы трех талантливых спортсменов. «Последний танец» демонстрирует их персональные сильные и слабые стороны, раскрывает страхи и тех демонов, что усложняли им жизнь. В сериале стараются дать ответы на тему того, как бороться с этими демонами, как понять себя и найти путь к лучшей жизни. Вот только лучшая жизнь тоже не обходилась без трагических событий. Переломным моментом для Джордана стала жестокая смерть отца, которого спортсмен считал своим ангелом-хранителем. Именно он был рядом с плачущим Майклом в раздевалке, когда «Чикаго» взяли чемпионство в 1991 году. После победы в 1996 году Майкл сказал: «Отец видит меня, и я посвящаю эту победу ему».

Личные амбиции и противостояние

Наблюдать за происходящем становится вдвойне интереснее, когда игроки говорят о возможном проигрыше и возможности упустить шанс в борьбе за место в истории. Но спорт без риска невозможен, а концепция «жизнь без риска» здесь не работает. Принимая это как неотъемлемую часть карьеры, видно как команда не пасует перед страхом. Разговоры в раздевалках, автобусах, самолетах демонстрируют уважение к риску, но не страх перед ним.

Страх был у соперников «Чикаго» и лично перед Майклом Джорданом. Любое неуместное/шутливое высказывание в его сторону означало, что в следующей игре ответ от Майкла появится на табло в итоговом счете. Это признают многие баскетболисты, которые осмеливались бросить вызов 23-му номеру чикагской команды, и близкие к командам журналисты. Джордану всегда нужен был личный объект для соревнования. И здесь не ясно, кто же настоящий противник. В любой истории всегда сосуществуют протагонист и антагонист. Протагонист известен. Но кто на другой стороне? За десять серий ответ так и не найден.

Были намеки, что главным катализатором командных размолвок был генеральный менеджер Джерри Краузе. При всем его профессионализме, Краузе явно деликатно заботился об успехах «Чикаго». Он не собирался продлевать контракты трио Джордан — Пиппен — Родман и Фила Джексона. В его системе координат приоритетом был бизнес. Строительство баскетбольной династии оставалось важным аспектом, но не главным. Джерри всегда удачно «перемещался» между площадкой и советом директоров. Все понимали, что Краузе серьезный соперник и, вероятно, тягаться с ним — означало скорейший выход из команды. Однако, не в том случае, если на другой стороне конфликта был Джордан, который мог дать отпор и отстоять ту ли иную позицию.

И пока спортсмены, агенты и менеджеры выясняли отношения в офисных кулуарах, фанаты получали непостижимую игру любимых «Буллз». Это и божественные полеты Джордана, и острые пасы Пиппена, и агрессия и буйство Родмана на подборах. Как показывают матчи, стиль и мощь «Чикаго» приводили в восторг специалистов тактики и статистики. Сопротивляться коллективному мышлению команды Фила Джексона было почти невозможно. Если соперник забросит трехочковый, значит его команда проиграет, — ведь такое «Буллз» не прощают.

Но «Последний танец» акцентирует внимание не только на супер троице. Находится место и миниатюрному по баскетбольным меркам Стиву Керру, чей бросок в шестой игре финальной серии с «Юта Джаз» принес команде победу в сезоне 1997 года. Конечно, и он на фоне Майкла выглядит подносчиком снарядов второго эшелона. Стоит признать, что все герои фильма «малы» в сравнении с Джорданом как в спортивном, так и в физическом плане. Даже звезда «Лос-Анджелес Лейкерс» Мэджик Джонсон кажется юношей в сравнении с 23-м номером «Буллз».

Спортивная тактика — Джордан

При этом в «Последнем танце» не особо уделяют место критике в адрес главного героя. Манипуляции с гуманным и праведным образом Майкла случаются только при рассказе о его пристрастии к азартным играм. Несколько скандальных новостных репортажей и газетных обложек перекрываются кратким пояснением Джордана. Серьезнее и глобальнее данная тема не рассматривается, хотя игромания у спортсменов весьма распространенное явление. Именно здесь появляются первые сомнения на счет объективности проекта Netflix. Конечно, всем приятно вновь наблюдать за великими победами на баскетбольной площадке, однако где победы за ее пределами? Нескольких слов его матери и детей недостаточно для создания полного портрета одного из самых популярных в США конца XX века персонажей. Ведь победа ценнее всего, если знаешь, какие поражения были перед ней.

Можно возразить, что цель «Последнего танца» — показать исторический сезон 1997/1998. Его значимость и трудности команды. Однако появляются сомнения, что зрителю показали весь тот материал, что сняла в тот год съемочная группа. Ведь перед началом чемпионата клуб разрешил снимать все, что происходит с командой. Неужели камера не зафиксировала то, что способно подпортить репутацию героям фильма? Какие секреты остались в раздевалке и тренажерном зале?

Семейный альбом, а не история

На счет этого, несомненно, можно строить теории, тем не менее, «Последний танец» скучен и для спортивных гиков и тактиков. Нам впроброс объяснили правило «треугольного нападения», которое стало главным оружием Фила Джексона в борьбе за Кубок Ларри О’Брайена. Не показали ни тактических занятий, ни индивидуальных тренировок. Вместо всего этого — только Майкл Джордан. В сравнении с сериалом «Всё или ничего: Манчестер Сити» от Amazon «Последний танец» похож на дорогой фотоальбом, который достают только в честь праздника.

Несомненно, «Последний танец» — это замечательная возможность поностальгировать по великой эпохе. «Последний танец» — это страсть, травмы, слезы, трагедия, великое прощание и долгожданное возвращение. «Последний танец» — это когда одновременно в памяти героев и зрителей всплывают яркие моменты. А если вы не знаете, чем закончился для «Чикаго Буллз» сезон 97/98, то для вас сериал станет американскими горками с вихрем эмоций, чувств и легендарным полетом Майкла Джордана. Мы видим, как он поднимает чемпионский кубок, приз лучшему игроку и другие почетные награды, но нам не показывают трофейную комнату Джордана. Вместо этого финал «Последнего танца» демонстрирует Майкла в гостиной своего дома, намекая, что главным трофеем в его жизни была наша любовь.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Другие Новости