«Супернова»: лучший актерский дуэт — Колин Фёрт и Стэнли Туччи

Возрастные ограничения: 18+
11 марта в прокат выходит «Супернова», второй фильм актёра и режиссёра Гари Маккуина («Прибрежная зона») с Колином Фёртом и Стэнли Туччи в главных ролях, играющими двух любящих друг друга мужчин. Фильм стал участником прошлогоднего кинофестиваля в Сан-Себастьяне и на будущей оскаровской церемонии наверняка принесёт обоим артистам по актёрской номинации. Специально для DEL’ARTE Magazine Иван Афанасьев рассказывает об этом тонком и искусном фильме, а также о том, чем эта картина выделяется среди других мелодрам об однополых отношениях.

Кадр из фильма «Супернова»

Сэм и Таскер живут вместе два, а то и три десятка лет. Первый — успешный пианист, второй — писатель. Вместе со своей собакой они путешествуют по Великобритании в доме на колёсах. Времена тэтчеровской «статьи 28», преследовавшей гомосексуальных мужчин по всей стране, давно прошли, так что, казалось бы, любящим друг друга героям ничто не мешает жить и наслаждаться красотой родного края. Но на самом деле, в конце этой поездки их ждёт вынужденная и страшная остановка: у Таскера развивается быстро прогрессирующая деменция, он постепенно забывает слова, людей и самого себя. Сэм намерен посвятить всю оставшуюся жизнь заботе о любимом человеке, но оба понимают, что такую жизнь едва ли можно назвать счастливой.

С ЛГБТК+ фильмами часто случается одна фундаментальная проблема в глазах только начинающего приспосабливаться к новой толерантной реальности консервативного зрителя — они будто сделаны не для него. Человек, не привыкший к определённому уровню свободы в подобных фильмах, косится на них с недоверием, предпочитая остаться в болоте привычных ему ценностей, нежели пытаться понять, что же могут испытывать друг к другу два человека одного пола. Что выгодно отличает «Супернову» от других подобных фильмов — он про любовь и жертвенность в гораздо более широком смысле, без сосредоточении на таких аспектах, как сексуальная ориентация, раса, социальный статус и что-либо ещё.

Кадр из фильма «Супернова»

Только самый регрессивно мыслящий пещерный человек, глядя на Сэма и Таскера, попытается сказать про фильм Гари Маккуина что-то лишнее. Как минимум, это редкий пример кино про настоящую любовь, в котором нет выдолбленных продюсерским кайлом на мозжечке штампов вроде занимающих половину фильма объятий и поцелуев при свете Луны. Чувства между героями видны зрителю и без романтических перегибов: это два взрослых зрелых человека, которым достаточно каких-то мимолётных движений и слов для выражения заботы друг о друге. Поправить одежду на другом, сказать какую-то аккуратную, понятную лишь им обоим шутку, подвинуться, чтобы дать больше места в общей постели. Это очень взрослый подход к показу чувств двух зрелых людей — то, что и ценится больше всего.

Присутствие едва заметной поначалу, но постепенно набирающей обороты угрозы их благополучной жизни в виде страшного недуга — приём, на первый взгляд, совершенно банальный, но в данном случае необходимый и действенный. Живые характеры, естественные интонации, честные эмоции, в которых нет места переигрыванию и актёрским манипуляциям, — всё это делает Сэма и Таскера по-настоящему одухотворёнными, глубокими персонажами, и, пожалуй, лучшим актёрским дуэтом года. Проходящая сквозь весь фильм тема единства жизни и звёзд, у которых тоже есть период взрыва активности, за которым следует медленное угасание, — та самая «супернова» — выводит личную историю на глобальный уровень. В человеческом универсуме настоящая любовь — чувство всеобъемлющее, которое живёт гораздо дольше и дальше наших о нём представлений.

Кадр из фильма «Супернова»

Невероятной красоты пейзажи Великобритании (оператор — двукратный номинант на «Оскар» Дик Поуп, постоянный соавтор Майка Ли) меркнут на фоне человеческой трагедии. Богатство природы замирает перед богатством внутреннего мира двух умных, красивых и мудрых людей. Уважение к чужой жизни (и к чужой смерти) — лучшее, что может дать истинное единство. «Супернова» по настроению и посылу куда ближе к экзистенциальной драме Михаэля Ханеке «Любовь» (разве что без упора на физиологию плоти), нежели к классическим фильмам про последние фрагменты радости перед неизбежным. После него действительно хочется верить, что если где-то взрываются звёзды, значит это точно кому-то нужно. И если смерть неизбежна, то жизнь в своём многообразии — ярче любых созвездий.

Другие Новости