Претендент на кинопремию «Сезар» — «Особенные» Оливье Накаша и Эрика Толедано

Премьера «Особенных» Оливье Накаша и Эрика Толедано прошла еще на закрытии Каннского кинофестиваля в 2019 году. В российском прокате картина появилась совсем недавно — 16 января. Специально для DEL’ARTE Magazine Диана Корсакова рассказывает о самом гуманистичном фильме-номинанте на главную кинопремию Франции «Сезар».

«Особенные» уже седьмой совместный фильм Оливье Накаша и Эрика Толедано. Они уже работали вместе над французскими суперхитами «1+1» и «Праздничный переполох». Для «Особенных» они решили  взять реальную историю парижских организаций, работающих с людьми с расстройством аутистического спектра. За два года до начала съемок, когда уже была идея фильма, но еще не был готов сценарий, главные актеры проекта Венсан Кассель и Реда Катеб вместе с режиссерами начали изучать материал — ездить в ассоциации и работать там с детьми. Эти два года и стали отправной точкой для сценария фильма. Более того, в фильме приняли участие реальные подопечные ассоциаций.

В интервью российскому телеканалу «Культура» режиссёр Оливье Накаш рассказал, как они вместе со съемочной групой пришли к решению снимать реальных людей с расстройством аутистического спектра: «Мы с самого начала решили включить в фильм детей из ассоциаций и работать с ними напрямую. Ведь кино, по сути, про них. И об этом: про включение в общество тех, кто обычно вынесен за скобки. Джозеф, например, реальный подросток-аутист, с которым мы работали. И мы писали сценарий, точно зная, как и каким он будет в фильме. В этом случае нельзя было взять какого-то актёра, который бы сыграл аутизм. Но вот обратная ситуация с Валентином, ребёнком, который в фильме всё время в каске: тут уже не попросишь сыграть такое аутиста, и поэтому его играет здоровый подросток. Но у его брата похожий синдром, и это для нас тоже имело особый смысл».

Главная сюжетная линия «Особенных» — проверка инспекцией соответствия ассоциации требованиям минздрава. Это становится поводом для многих вопросов не только к конкретной инспекции, а скорее вопросы к НКО как таковому: кто и почему этим занимается даже без лицензии? приносит это пользу или вред? зачем это нужно? кто и как приходит в такие организации?

В фильме звучат вопросы и о сложностях общения с людьми, подверженным расстройством аутистического спектра. «Не понимаю, за две минуты он (Валентин, подопечный ассоциации — ред.) дал мне руку, а потом мне же сломал нос?», - недоумевает один из героев ленты. Социальные работники на требования инспекции предъявить лицензии тоже хотят задать вопросы системе: «И где выдают диплом по внезапному огребанию в табло?». Так через инспекторов и новичка-волонтера, трудного подростка Дилана, зритель подключается к проблемам подобных организаций и истории фильма.

Все сюжетные линии строятся на идее инклюзивности: волонтеры и их подопечные учатся взаимодействовать и принимать друг друга. Аутист Джозеф пробует начать ходить на реальную работу: самое сложное добраться до нее без поддержки волонтера, не врубив стоп-кран в метро на полпути. Бруно, глава ассоциации, ищет компромисс между своей работой и личной жизнью. А инспекторы и ассоциация пытаются понять друг друга. Трудные подростки-волонтеры и работники ассоциации через инспекцию ищут свое место в мире. В фильме есть акцент и на мультикультурной теме. Главные персонажи относятся к разным религиозным конфессиям: мусульманин Малик (Реда Катеб) и ортодоксальный еврей Бруно (Венсан Кассель) пытаются доказать, что это не мешает их важной работе.

В интервью «РИА Новости» режиссёр Оливье Накаш рассказал, почему для нового фильма была выбрана столь сложная, но важная тема: «Это не мы выбрали сюжет, а сюжет выбрал нас. Мы знакомы с этими людьми (работниками ассоциации —  ред.)  и следим за ситуацией в той области, в которой они заняты уже 20 лет. На протяжении этого времени мы общались, дружили, параллельно начали снимать фильмы и все время думали, что сюжет лежит прямо у нас перед глазами. В этом труде, происходящем рядом с нами, заложено много всего — интерес, действие, юмор, романтика. Это нас затягивало, привлекало, но, наверное, мы должны были созреть как личности, чтобы поднять эту тему и представить ее правильным образом».

Ещё совсем недавно волонтёрские организации или НКО можно было увидеть только в документальных фильмах, на фестивалях, конкурсных показах. Если о крайностях, то это могла быть «история о шокирующем незаметном мире» или «история героическая», показанная с точки восприятия самих активистов. В «Особенных» даже на уровне операторской работы показано восприятие происходящего не только социальных работников, но и их подопечных: зрители видят как всё мутнеет в глазах в толпе, как невыносимо может тянуть к стоп-крану в метро, как много может дать даже одно прикосновение к другому человеку. Все это создает особую интонацию в повествовании и заставляет зрителей почувствовать не только сострадание.

Автор: Диана Корсакова