Фестиваль We Are One как альтернатива традиционным киносмотрам

Сегодня последний день, когда можно посмотреть фильмы международного онлайн-кинофестиваля We Are One, в который вошли картины с ведущих мировых кинофестивалей разных лет: Роттердамского, в Карловых Варах, Венецианского, Берлинского и т.д. В программе были как короткометражные ленты (включая VR-картины), так и полнометражные и пилоты сериалов, а также записи лекций ведущих специалистов кинематографа: Гильермо дель Торо, Пон Чжун Хо, и других. Специально для DEL’ARTE Magazine Иван Афанасьев написал о том, насколько подобный формат кинофестиваля соответствует его цели — знакомить людей с альтернативой традиционному кинопрокату.

Постепенно мир оправляется от почти трех месяцев строгого карантина, и одной из последних ласточек «домашних развлечений» стал онлайн-кинофестиваль We Are One, организованный кураторами знаменитого нью-йоркского кинофестиваля «Трайбека». Когда объявили лайн-ап программы, кое-кто разочарованно закрыл окошко с расписанием — а где же новинки, программы из несостоявшейся Венеции, из явно не состоявшегося бы (на тот момент) Каннского кинофестиваля, из отмененных «Трайбеки» и South by Southwest, а также других важнейших событий из мира фестивального кино? Встречались также мнения, что «мало просто организовать какие-то видео, чтобы их смотрели, — их нужно еще и нормально преподнести людям, да и кино должно быть интересным».

Мой опыт зрительского (именно такого, а не профессионального) фестивального просмотра подсказывает единственно выигрышную тактику при посещении любого кинофестиваля: пропускать все, что с наибольшей вероятностью покажут в кинотеатрах или появится в онлайне, и идти на все остальное. Как правило, именно в самых неожиданных местах хранятся бриллианты неизвестного миру кино. Например, всегда очень интересная штука — конкурс Московского международного кинофестиваля, который часто порицается сообществом профессиональных кинокритиков за то, что «мягко говоря, не Канны». Но кто сказал, что фестиваль обязан удовлетворять пришедших на него профессионалов и показывать исключительно идеальное кино? Как вообще возможно это делать, если все самое яркое традиционно впитывают в себя три крупнейших кинофестиваля мира (Каннский, Берлинский и Венецианский)?

Кадр из фильма Sisterhood (Gwut Mui, 2017)

Как раз миссия все того же ММКФ — открывать миру новые таланты, в том числе через конкурс. Кто скажет, что фильм «Карп отмороженный» Владимира Котта, или якутский хит прошлого года «Надо мною солнце не садится» — плохие фильмы? А так-то в прошлом же году в рамках конкурса была крайне мощная финская картина про writer’s block «Пустота» Алекси Салменперя (которая в итоге взяла приз за лучшую мужскую роль). Так что самое интересное на кинофестивалях — как раз то, что почти никто не увидит. В этом плане We Are One — просто кладезь таких бриллиантов. Правда, злую шутку с ним сыграл сомнительный маркетинговый ход создателей — назвать его «фестивалем с фильмами, которые должны были пройти в рамках перенесенных Канн, Венеции и т.д.»: из более-менее свежих картин там, кажется, только фильмы с минувшего кинофестиваля в Роттердаме (например, африканские картины Kmêdeus и Air Conditioner).

Но не значит ведь, что программа плохая. Особенно стоит отметить идею с VR-фильмами — с этой областью лично я познакомился также на прошлом ММКФ, и это действительно новый и интересный опыт. А если учесть, что «домашний» формат кинофестиваля располагает к экспериментам: те, у кого есть VR-очки, могли опробовать забаву не выходя из собственной квартиры. Короткометражные фильмы тоже весьма интересные — например, чудесные анимационные короткометражки DreamWorks, включая, по какому-то недоразумению даже не номинированный на «Оскар», пронзительный мультфильм о дружбе Bilby.

Кадр из фильма Bilby (2018)

Кроме того, онлайн-формат отлично подходит для картин, которые на большом экране могут восприниматься попросту курьезно для человека, не готового к экспериментам. Например, уникальная картина Crazy World, боевик с нулевым бюджетом, снятый на любительскую камеру режиссером-энтузиастом Айзеком Годфри Джеффри Набваной, настоящей звездой африканского кинематографа. Это уморительно идиотское зрелище, в котором, помимо микробюджетной специфики изображения, сочетаются вещи, которые никогда не увидишь в высоколобом фестивальном кино. Прекрасная в своей примитивности flash-анимация, которую режиссер явно делал самостоятельно, внезапные врезки трейлеров из предыдущих фильмов автора и ужасно смешная фейковая реклама «антипиратской полиции». И, конечно, главная фишка «Вакаливуда» (название студии) — постоянные закадровые комментарии самого Набваны, будто на футбольном матче — все это делает фильм чертовски искренним. А короткая дистанция от телевизора/ноутбука до зрителя лишь увеличивает градус искренности.

Другой пример — без малого твиттер-фильм Mary is Happy, Mary is Happy тайского режиссера Навапола Тамронграттанарита (да, тайские имена — это нечто), основанный на анонимных постах аккаунта некой пользовательницы @marylony. То есть это буквально экранизация чьих-то твитов, в которых рассказывается история выпускницы школы по имени Мари, что пытается справиться с трудностями вынужденного взросления. Аутентичность зрелища усиливается не только структурой фильма (один твит, который цитируется на экране — одна небольшая зарисовка из жизни Мари), но и «щелканьем» кнопки компьютера между историями. Для большого экрана такое скромное, интимное и личное кино могло бы показаться слишком скромным, — что совершенно не умаляет его художественной ценности. Такие фильмы, как и screenlife-формат, а теперь и вертикальное zoom-кино, наталкивают на мысли, что подобному искусству требуется новая форма и осмысление.

Кадр из фильма Mary is happy, Mary is happy (2013)

Онлайн-кинофестивали также требуют осмысления. Крупнейший интернет-смотр российского кино «Дубль Дв@», каждый год организуемый отделом культуры «Российской газеты», дает новую жизнь фильмам, прошедшим мимо широкой публики — просто потому, что иногда людям бывает некогда попасть в кинотеатр, и они пропускают те или иные картины. Но когда фильм доступен для просмотра в течение 24 часов, и ты можешь к нему вернуться в более-менее удобное для тебя время — это лишь усиливает связь с киноискусством. Безусловно, широкоэкранные кинофестивали никогда не должны никуда исчезать — но если онлайн-формат не убивает киноиндустрию (что сомнительно), то, как минимум, делает ее сильнее. В этом мнении, возможно, we are not one, но сама идея того, что ты смотришь фильм в огромном коллективном «зале» на много тысяч человек со всего мира, куда любой может зайти на протяжении суток и разделить с тобой радость просмотра, — вдохновляет.

Другие Новости