«Вэст здесь!»: интервью с киноэссеистом Александром Рыбаковым

Режиссёр-монтажа и автор YouTube-канала «…and Action!» Александр Рыбаков в большом интервью кинообозревателю DEL’ARTE Magazine Алишеру Улфатшоеву рассказал о том, чем киноэссе отличается от кинообзора, как проходит творческий процесс от замысла до публикации видео, как изменились правила для авторов на YouTube, и на кого стоит обратить внимание, если вы хотите начать создавать киноэссе.

Из чего состоит видеоэссе

 

— Почему ты выбрал именно формат эссе, а не классические обзоры?

— Я уже давно перестал смотреть обзоры, читать мнения и рецензии о кино в интернете. Бывают редкие исключения, конечно, но чаще всего это англоговорящие авторы, у которых есть большая насмотренность, а иногда и экспертиза.

Если говорить обо мне как зрителе, то по большей части меня интересуют те видео, которые могут чему-то научить или вдохновить. И благо такие на YouTube уже были. Сейчас, с оглядкой на прошлое, можно сказать, что выбор видеоэссе как утилитарного формата на стыке журналистики и документалистики был лишь вопросом времени. Я режиссёр монтажа и в таком формате мне, как автору, можно фиксировать и передавать свой опыт — через поиск подробного ответа на важный вопрос; или, может быть, видеоэссе вдохновит зрителя на собственное творчество — вдруг что-то из моего материала или материала другого автора с ним срезонирует. К тому же видеоэссе помогает мне постоянно учиться, — когда рассказываешь кому-то, обучаешься гораздо быстрее, — и при этом продолжать реализовывать себя как монтажёра.

— Что является основой для видеоэссе?

— Видеоэссе — прекрасная визуальная фиксация наблюдений, опыта и личной позиции. И в таком формате всё что угодно может характеризовать тебя как автора: от выбора примеров, аргументов и музыки до стиля монтажа и способов подачи. Повторюсь, в таком типе видео автор часто опирается на свой собственный бэкграунд, экспертизу и наблюдения, что во многом является ориентиром для его креативных решений. Это необязательно что-то актуальное. Это скорее то, что его волнует где-то в глубине души, ответ на мучающий его вопрос.

«Как это работает?», кажется, один из самых распространённых заходов для эссе, и для авторов очень часто именно это и имеет значение. А простого мнения и впечатления, как бывает в обзорах, недостаточно.

Постановка правильного вопроса и поиск ответов на него через исследование и аргументы мне видится основой для эссеистики. И хорошо поставленный вопрос часто обрамляет всё повествование. В том числе и потенциальный визуальный стиль видео.

— С чего бы ты посоветовал начать знакомство с видеоэссе, чтобы понять этот жанр?

— Настоятельно рекомендую посмотреть выступление Nerdwriter-a на TEDx о том, как YouTube изменил жанр эссе. Если вдруг кто не знает, то Nerdwriter (он же Эван Пусчак) — один из самых известных и влиятельных западных видеоэссеистов на платформе. В своём выступлении 2016 года он, например, говорил, что классические эссе во многом могут строиться на литературе, лингвистике, журналистике, театре и стройной композиции текста. Со временем в жанр пришли краткость, необходимость быстро вовлечь читателя и как можно скорее «докопаться до сути» через авторское видение. И порой важно не то, о чём ты пишешь/рассказываешь, а то, как ты это делаешь и при помощи каких инструментов повествования удерживаешь внимание.

В современном медиа эссе стали своеобразным способом коммуникации, где форма тоже может быть содержанием. YouTube как раз объединяет ранее упомянутые основы и добавляет туда кино, культуру, ТВ, фотографию и медиа, используя тот факт, что большинство из нас потребляют информацию визуально. Так, например, делают авторы Vox — они редко рассказывают о кино, а больше сосредоточены на политике, журналистике, культуре и истории, но, чтобы вовлечь широкую аудиторию и удержать внимание, подкрепляют свои материалы минималистичными графиками, анимациями и удачно подобранными кадрами с цитатами. По сути, это небольшие документальные фильмы, собранные из авторского видения и источников медиасреды.

В общем, в выступлении Эвана очень много интересных и важных моментов. Я лишь перечислил основы, но суть в том, что жанр не статичен и постоянно развивается. Начиная от увеличения продолжительности и заканчивая новым способами донесения информации. И если посмотреть на YouTube, то околонаучные и познавательные каналы в своё время дали ощутимый толчок для развития видеоэссеистики.

А ещё посмотрите документальный фильм Орсона Уэллса F for Fake (1973) — там буквально есть всё, что вам нужно для понимания того, из чего состоит видеоэссе. То есть как именно автор может добавлять дополнительный слой к тому, что мы видели ранее? Как произведение может манипулировать нами как зрителями? Или как сам автор видеоэссе может манипулировать материалом, чтобы без искажения донести свою точку зрения? А само видео и вовсе может начаться с какой-то абсолютно незначительной мелочи: дверей, цвета, фразы… Всё что угодно может дать толчок для анализа. У Тони с ныне почившего канала Every Frame A Painting и вовсе есть видеоэссе на этот фильм Уэллса, так что можете отдельно оценить уровень мета.

Кадр из фильма «F for Fake» (1973)

— Насколько видеоэссе «эгоистичный» жанр?

— Надо сказать, что видеоэссе никак не связано с эгоистичными порывами показать исключительность своего видения и не превозносит себя над другими направлениями на YouTube. У неподготовленного зрителя наверняка могут быть мысли вроде «кем этот парень вообще возомнил себя?» и с такой позиции может показаться, что автор видео считает свою интерпретацию единственно правильной. Что на деле не так, ведь иные трактовки никто не отменял. Мне этим очень близок западный YouTube, где можно встретить много разных вариантов развития одной темы. Это очень живое сообщество, где есть место переосмыслению, расширению кругозора и непохожим авторам из разных сфер деятельности. При этом, что очень важно, жанр никогда не брал на себя ответственность массово просвещать и направлять на какой-то истинный путь. Даже несмотря на свою академическую и в чём-то надменную ауру. Суть именно в том, чтобы ввести зрителя в тему и дать ему что-то, с чем можно работать в дальнейшем. Даже если речь идёт о сорокаминутном разборе. Ведь невозможно найти ответы на все вопросы, а вот дать инструментарий или показать, что «а можно ещё вот так» — всегда пожалуйста. Более того, могу сказать за всех авторов, с которыми я знаком: мы постоянно в процессе обучения, когда делаем эссе. Мы всегда в поиске ответов на засевшие глубоко внутри нас вопросы. Так что это просто ещё одна разновидность изучения искусства.

Хотя я уверен, что на том же русскоязычном YouTube, да и в целом в интернете, существуют классные глубокие обзоры, которые зрители очень любят.

Преимущества и востребованность

 

— Какие преимущества работы есть в видеоэссе по сравнению с другими форматами?

— Если говорить о потенциальном преимуществе для зрителя, то, скорее всего, он может узнать о чём-то, что применимо в его собственных проектах. В своё время видео Тони о том, как мыслит монтажёр, открыло мне глаза. Или же зритель сможет чуть лучше понимать затрагиваемую тему или исследуемый фильм: например, в этом видео от KaptainKristian прекрасно продемонстрирована важность саунд-дизайна, благодаря которому все миры Миядзаки оживают прямо на глазах. А может основной вопрос эссе резонирует со зрителем эмоционально. Причём, как я говорил ранее, такое видео будет пропущено через индивидуальную авторскую призму — тот самый взгляд со стороны и с совершенно иной перспективы.

Например, я очень люблю музыку, но практически ничего не знаю о теории и опираюсь лишь на опыт слушателя. Есть канал Sideways, который замечательно препарирует тему музыки в кино и медиа с позиции опытного музыканта: там и про то, как нас обводит вокруг пальца музыка в трейлерах; почему саундтрек в фильмах Миядзаки от Джо Хисаиши кажется нам красивым; чем могла бы быть музыка в «Трансформерах» Бэя; какие музыкальные секреты скрыты в карте мародёров из «Гарри Поттера», и многое другое. К тому же Sideways один из немногих эссеистов, кто с каждым выпуском становится злее. По крайней мере, у него был такой период, не знаю, как будет дальше. Он невероятно увлечён мистикой и тайнами музыки, но также он легко поддаётся раздражению, когда массовая культура искажает музыку и её возможности.

Кадр из видео «Why the Music in the Live Action Disney Remakes is Worse than you Thought»

Или ещё возможна ситуация, когда режиссёр фильмов «Shazam» и «Lights Out» Дэвид Ф. Сандберг возьмёт и расскажет у себя на YouTube-канале, что режиссура — это постоянное решение проблем. Что заведомо намного интереснее среднестатистического обзора фильма, где часто основной вопрос упирается в то, насколько в нём хороший сюжет, как сыграли актёры и стоит ли тратить время. При этом что такое «хороший сюжет» или «как стоит играть актёрам» тебе автор обзора вряд ли скажет — скорее всего не в этом цель ролика. А «стоит ли тратить время» вообще какой-то не самый приятный вопрос. Отдаёт потребительским мышлением, которое мне не близко.

Тут стоит отметить, что ситуация, когда режиссёр ведёт свой канал на YouTube и разбирает свои же собственные фильмы, уникальна. Но суть остаётся нетронутой — особенная авторская призма и бэкграунд вкупе с правильно поставленным вопросом и ответами на него.

Преимущества для авторов мне уже не кажутся такими очевидными — эссеистика непростая, и каждая новая работа в том или ином плане вызов. Если новая планка и постоянное обучение — это преимущества, то пусть так и будет. Но когда я приступаю к работе, то никогда не вижу момента её окончания. Анализирую сложность в процессе.

— Есть ли определенные правила или законы, по которым необходимо делать эссе?

Говори то, о чём знаешь, и люби то, о чём говоришь. Это немного сентиментально, но зрители чувствуют, когда у автора нет эмоциональной связи с материалом и исследуемой темой. Ошибаться тоже абсолютно нормально, мы все люди как-никак, и ничего идеального не существует.

Ещё очень важно возвращаться и переписывать материал, даже если уже идёт монтаж. В русскоязычной медиакультуре устоялось мнение, что пересъёмки в том же кино — обязательно плохой знак, но это далеко не так. Всё как раз наоборот. С эссе то же самое. Ты как автор возвращаешься к своему материалу, добавляешь в него новые грани, оттачиваешь. Если на этапе монтажа заметно, что какое-то предложение или абзац не работает, то его стоит переписать. Или же можно закончить текст, отдохнуть от него день или два, а потом вернуться со свежей головой и перечитать. И если что-то захотелось поменять, то есть вероятность, что это стоит сделать.

В остальном я бы не сказал, что есть уж совсем строгие правила — формат динамичен и расширяем. Главное чётко сформулировать основной вопрос для себя и зрителя будущего видео. И постараться постепенно раскрыть исследуемую тему, через факты, опыт и монтаж.

Монтажный стол. Фильм «Алита. Боевой ангел»

— Как давно ты работаешь с этим жанром? Не боялся заниматься столь непопулярным на то время в России форматом?

— На момент выхода этого интервью каналу 5 лет, но с самим жанром я работаю где-то 4 года. Первый год существования канала я пробовал себя — догадайтесь с одного раза — в обзорах: делился мнением после просмотра, старался понять, что я чувствую от фильма и даже пытался шутить. Причём с соведущим, которого тоже звали Саша. Классное было время, но мне такой блогерский формат не подходил. И я стал искать себя в чём-то ином. Так что если кто-то всё ещё смотрит меня с тех самых времён, то знайте — вы сверхчеловек.

Страха занять какую-то нишу не испытывал — YouTube хоть и огромный, начинать можно в любое время. Главное, чтобы было что сказать. Но у меня до сих пор есть волнение перед каждым релизом — всегда очень важно узнавать у зрителей, как им новый ролик. Несмотря на то, что после 5 лет деятельности я уже примерно могу предугадать реакцию аудитории, релиз нового видео всегда как в первый раз. Это, пожалуй, очевидно, но я обозначу — волнительно, поскольку мне очень важно, чтобы моё сообщение, которое я вкладываю, дошло без искажений и со зрителем была крепкая эмоциональная связь. Всё-таки для меня видеоэссе — это в первую очередь творчество.

Добавлю ещё то, что с самого начала не стояло задачи делать что-то уж совсем массовое. Особенно если сравнивать с такими мастодонтами по просмотрам, как критическими обзорами или условными киногрехами. Потому и нестрашно — это не мои форматы. Когда размышляешь категориями популярной культуры, совсем уж известных жанров, и стараешься ухватить актуальное, то там — да, нервозности больше, поскольку нужно успевать за трендами. Хотя я знаю эссеистов, которые стремятся разобрать что-то очень актуальное и совсем уж известное. И это тоже огромная работа.

— Как ты считаешь почему в русскоязычном YouTube появились запрос и внимание к подобному жанру?

Я всё ещё не уверен, есть ли какой-то массовый запрос именно на видеоэссе. Это просто формат. Всё-таки важнее то, как именно рассказано, — люди и правда ценят ютуберов больше как рассказчиков, нежели как монтажёров или сценаристов. Но я заметил, как зрители стали отдыхать под образовательные и околообразовательные видео. Так они чувствуют себя более наполнено, когда узнали что-то новое или то, что потом могут применить в своей деятельности. Для многих вот это самое «ощущение новых знаний» — отдых.

Ренессанс видеоэссе и авторские права

 

— На каком периоде развития находилась русскоязычная киноэссеистика, когда ты начал работать в этом направлении?

— Когда я только начинал, казалось, что на русскоязычном YouTube были какие-то очень базовые этапы. И тогда о таком типе роликов, как видеоэссе, говорили лишь энтузиасты. Очень хорошее время. Со многими классными авторами тогда познакомился, и мы всё ещё дружим.

Я начал в период ренессанса эссеистики на англоговорящем YouTube — Тони с канала Every Frame a Painting совсем недавно выпускает видео о визуальной комедии фильмов с Джеки Чаном и системе квадрантов в «Драйве»; Nerdwriter потихоньку перестаёт исследовать арт-хаус и переходит к массовой культуре и медиасреде; а другие начинающие авторы всё того же англоговорящего YouTube только осознают, что вообще делать с жанром и как перестать использовать lo-fi музыку на фоне. На русскоязычном же в то время, если я ничего не путаю, были я, Лёша Луцай и MovieScience. Ещё был Ануар, но я до сих пор не знаю, как он сам определяет своё творчество.

Многие зрители, которые находятся в русскоязычном сегменте платформы, до сих пор не видят разницы между видеоэссе и обзором. Так что тут нужно время, поскольку схожий сценарий был и на западе. По факту люди могут называть видео на YouTube как им удобно, в этом ничего такого нет. Хотя порой я не упускаю возможности иронично позлиться на тех, кто называет видеоэссе обзорами. Я всё-таки не ставлю оценки фильмам в своих видео. Так что sorry not sorry.

— Что изменилось к 2020 году?

— Сегодня рекомендательная система YouTube довольно неплохо справляется с тем, чтобы набирали просмотры те видео, которые реально интересны большой аудитории. А небольшим каналам в определенной степени проще находить заинтересованную аудиторию. Каким-то образом YouTube стал лучше понимать, когда пользователь удовлетворён временем, которое он проводит на площадке, а когда видео ему неинтересно. Самих видеоэссеистов не то чтобы стало сильно больше — мы всё ещё ненадёжны и можем пропасть на пару-тройку месяцев, а некоторые авторы и вовсе заканчивают с жанром не раскрыв себя в нём.

Но в итоге, как и раньше, остаётся делать так, как нравится, и не пытаться влезть во все алгоритмы на свете. Стоит делать то, что любишь, и делать это хорошо. Понимаю, звучит немного размыто. Поэтому добавлю сокровенное «не забрасывать — это самое сложное».

Инструмент vidIQ показывает соотношение лайков и дизлайков к видео

— Что насчет самого положения киноэссеиста? Каким оно было и кто такой киноэссеист сейчас?

— Автор-одиночка. По крайней мере, я так вижу. И это тот статус, с которым он останется. Упрощённо это выглядит так:

  • Ты проводишь исследование, на которое могут уйти дни и недели, — всё зависит от автора и темы.
  • Пишешь текст эссе, стараясь превратить свои оголтелые черновики с идеями в стройную и понятную мысль.
  • Сам озвучиваешь текст, часто не с первого раза.
  • Сам монтируешь видео. Тут и вовсе очень много этапов, но один из самых сложных — это монтировать аккуратно, чтобы даже к самому визуально простому видео не было претензий.
  • Придумываешь описание, превью и пушишь в социальные сети, если нужно.

Автор текста, диктор, монтажёр и SMM — всё в одном. Разумеется, это не означает, что какие-то этапы нельзя делегировать. Повторюсь, это исключительно моё видение и эссеисты могут быть очень разными. Но, когда я смотрю работу какого-то автора и понимаю, что всё сделано одним человеком, меня это восхищает.

Иногда эссеисты объединяются. Но на какое-то время. В конечном итоге они одиночки. И это нормально.

— Какие правила, ограничения, проблемы с публикацией видео появились, какие исчезли, а какие стали строже?

— По-прежнему работает неофициальное правило «10 секунд» — ты невидим для системы ContentID, — той самой, которая сканирует твои видео на наличие совпадений контента по авторскому праву, — если используешь куски видео/аудио короче 10 секунд. Это правило неофициальное по двум причинам. Во-первых, никто не отменял ручную проверку со стороны YouTube. А во-вторых, у каждого правообладателя свои правила. И прилететь может за что угодно.

Бывают ситуации, когда ContentID настолько хорошо обучен, что даже приглушённый и перекрытый голосом музыкальный трек всё равно легко опознаётся. Я часто заливаю тестовую версию видео на YouTube ещё во время монтажа, так называемую rough cut версию. И смотрю, на что ругается площадка. Если совпадений нет, то продолжаю работу. Если есть, то стараюсь менять что-либо в монтаже. Всё равно от YouTube иногда прилетает. Но с таким веерным подходом и проверками собственной работы проблем гораздо меньше.

Очередное оповещение насчет нарушения авторских прав. Фильм «Blade Runner»

Описанное по-прежнему остаётся самой главной сложностью — авторы куда меньше защищены в сравнении с правообладателями. Хотя я вижу это как ограничение, которое взывает к креативности. Мол, «как именно ты сможешь смонтировать материал в таких условиях?». А нюансы долгой обработки высокого разрешения/больших файлов или же рекомендательной системы остаются где-то во времени и имеют периодический характер. Который и вовсе может не затрагивать какую-то группу авторов.

— Русскоязычные и западные киноэссеисты: в чем отличия и сходства?

— Мне тяжело сравнивать и совершенно не хочется обобщать. Но я часто встречал точку зрения, что наши авторы намного талантливее западных. Всё может быть.

Детали, спонтанность и этапы создания видеоэссе

 

— Как формировался твой стиль и как бы ты его охарактеризовал? На кого ориентировался в написании текста и монтажа?

— У меня нет названия для своего стиля. И мне не сильно хочется даже думать о нём как о стиле. Говорят, что есть. Мол, вдохновляю, вызываю тоску, ностальгию или даже слёзы. А кто-то пишет что-то вроде «его работы позволяют понять, почему мне нравится тот или иной фильм» или «видео похожи на то, как будто автор сел рядом с тобой и рассказывает о фильме как своему приятелю».

А ориентировался, как и многие известные вам русскоязычные авторы, на пионеров жанра на западе: Тони с канала Every Frame a Painting и Эвана с канала Nerdwriter1. Спустя пару лет на меня в значительной степени повлияли KaptainKristian и Patrick (H) Willems. Следил за тем, на чём авторы делали акценты и как. Будь то маленькая анимация, звук на фоне или, может, обычная пауза в речи. У KaptainKristian некоторые видео и вовсе рекомендуется пересматривать на 0,5x скорости, чтобы понять, как работают его анимации и переходы. Есть маленькие моменты, которые «продают» тебе всё видео. И это очень важно.

Я люблю напирать на визуальный язык в своих работах. На ритм, переходы, стилизацию под тему и то, что я называю «финальное ощущение от видео». Могу целый день просидеть над несколькими секундами, лишь бы всё работало на цельность композиции. Как, например, открывающие полторы минуты в видео по «Алите» с комикс-эстетикой и агрессивным движением камеры. Или исключительно плёночная стилизация в видео о «Человеке на Луне», где было больше акцентов на звуках с аналоговых камер, нежели на визуале. А в «Чужом» мне хотелось поддержать пугающую и слегка вязкую ауру, поэтому там много вспышек с изображением самого монстра, резких переходов по звуку и некомфортной музыки.

Монтажный стол. Фильм «Чужой»

— Из чего может появиться идея видео? И как происходит процесс работы над эссе: от идеи до публикации — текст, просмотр фильма и постпродакшн? Какие используешь источники?

— Объясню это на примере производства видео по «ТРОНу: Наследие», где я рассказывал о фильме с точки зрения архитектуры, дизайна и окружения. Идея пришла случайно, когда смотрел WWDC 2020, где в одном из сегментов конференции показали новые иконки для MacOS. Я заметил, что некоторые из них не были такими уж новыми — Apple явно вернулись к скевоморфизму или просто стараются прощупать неоморфизм. Я преданный пользователь Windows и Android, но обильно интересуюсь техносредой. А потому не было никакого намеренного поиска темы для видео.

Двумя днями ранее я пересматривал самый первый тизер к «Наследию», при помощи которого Косински питчил для Disney визуальный облик тогда ещё не вышедшего сиквела. И в момент просмотра конференции Apple внутри меня что-то щёлкнуло.

Конференция WWDC 2020

Конференция WWDC 2020

«Так светоциклы — это же имитация настоящих мотоциклов. Это как для нас иконки камеры или настроек. А Флинн, как программист и дизайнер, наполняет мир Системы тем, что он уже знает. Так… а вот и Изоморфы, как новый интерфейс…». И понеслось.

Для меня линия между cкевоморфизмом и «ТРОНом» была настолько прямой, что я тут же поставил конференцию на паузу и стал подробно расписывать идею, примеры и параллели с фильмом Косински. Тогда мне казалось, что в будущем видео я остановлюсь только на транспорте. Но в процессе производства я понял, что фильм состоит из гораздо большего числа органично сосуществующих деталей. Особенно когда погрузился в интервью с создателями, архитектуру и историю искусств.

Часто идеи для видео приходят вот так, стихийно, как с просмотром конференции Apple. Я не очень люблю как-то планировать выпуски, даже несмотря на то, что у меня есть заготовленный список тем, который ещё и постоянно пополняется. Мне намного приятнее развивать ту идею, что пришла в виде чистого вдохновения. Разумеется, бывают и исключения, когда я просто сажусь расписывать абстракции, которые у меня есть в голове по отношению к фильму или методам его производства. Например, так было с «Чужим», где мне очень помогли комментарии создателей, дополнительные материалы и интервью. Но в самом начале были только заметки про двери на «Ностромо» и сегментированный свет в ангаре с конденсатом на поверхностях. Забавно, что самой первой заметкой в итоге был этот твит, который я оставил после внепланового пересмотра фильма. Тогда ещё ни о каком видео по «Чужому» я даже не думал.

Фрагмент текста эссе по „Чужому“ с комментариями для будущего монтажа

Возвращаясь к «ТРОНу». После фиксации черновиков я пересмотрел «Наследие» ещё раз, чтобы внести больше заметок в текст. А потом ещё раз, пару дней спустя, как зритель. Это помогло снова вернуться к тексту и дополнить его куда более весомыми аргументами.

Отдельным этапом производства этого видео стала консультация с архитекторами. Что помогло мне сделать куда более сильный и проработанный текст. К тому же этот этап официально позволил мне задать все глупые вопросы, которые только можно. Кстати, да, никогда не стесняйтесь глупых вопросов. Ведь правда в том, что глупых вопросов не бывает.

Когда текст окончен, я даю почитать его доверенным лицам, за что им, кстати, очередное и огромное спасибо. То есть наступает этап редактуры и огранки — мне указывают на мои затупы и на то, как можно более красиво сформулировать мысль. Или же, наоборот, — где и что не считывается с позиции зрителя или читателя. В процессе создания мой глаз может легко замылиться, так что этап редактирования очень помогает избавляться от слабых моментов.

После я сажусь за озвучку. До сих пор считаю, что диктор из меня не очень: часто запинаюсь, не всегда могу настроить голос, а запись условно 20-минутного эссе может длиться пару часов.

По окончании записи голоса я сразу же его нарезаю: выкидываю все затупы и выставляю «чистую» дорожку. Параллельно докидываю музыку. Из-за того, что я монтирую видео ещё на стадии текста, — прописываю, где будут находиться переходы, перебивки и логические паузы, — мне не составляет большого труда примерно подобрать треки под сегменты будущего видео. Иногда я сразу накидываю и отрывки видео в те места, где точно ничего не буду менять. То есть на этом этапе у меня уже есть некоторая опора: записанный голос, немного музыки и немного видео. Так называемая «рыба», по которой уже примерно можно понять тональность и продолжительность будущего выпуска.

Монтажный стол. Фильм «ТРОН: Наследие»

А вот так выглядит монтажный стол с видео по «ТРОНу: Наследие» перед финальным рендером. Правда, на скрин не влезло ещё около семи слоёв. Тут можно заметить, как ситуативно у меня расставлены сегменты видео. Из-за того, что сложность некоторых слоёв растёт по экспоненте, организация монтажного стола начинает немного плыть. Фиолетовый плотный кусок таймлайна — это голос: он разделён на два, поскольку это буквально две записи, сделанные в разные дни. Если прислушаться, то можно услышать разницу, ведь в самом видео «второй день записи» начинается с сегмента про архитектуру фильма. Красным и голубым цветом ниже выделена музыка. Плотные куски голубого цвета, только уже выше — это основа в виде самого фильма. Всё остальное на таймлайне — так или иначе визуальное усложнение фильма, созданные с нуля секвенции или звуки для подчёркивания переходов. Вертикальные полоски — маркеры, где я отмечаю для себя важные комментарии или моменты.

Когда монтаж закончен я рендерю специальную версию для Патреона. Она доступна моим зрителям за день или два до релиза на канале и не содержит титров. Раньше в местах для титров я делал послесловие, теперь перестал. Версия для Патреона для меня во многом самая законченная. Сложно точно объяснить почему, но иногда после концовки ролика мне совершенно не хочется вставлять что-либо.

Когда на Патреоне уже все посмотрели ролик и оставили свои первые отзывы, которые я просто обожаю, наступает время релиза на самом канале. По традиции всё с опозданием — в том числе и релиз на Патреоне — поскольку, как вы уже могли понять, я просто обожаю сидеть часами и днями напролёт над какой-то мелочью, переходом по звуку или бликом в кадре, который заметят всего несколько человек. Зато в итоге я доволен своей работой, и к ней можно будет неоднократно возвращаться. Превью, кстати, делаю беспорядочно и когда как. Для того же «ТРОНа» обложка появилась ещё тогда, когда даже текст не был закончен.

Наверное, получилось не очень краткое описание процесса, но тут и правда лишь базовые этапы без кучи нюансов. Ах да, всё это делается в перерывах от моей основной работы режиссёра монтажа, которая не связана с каналом на YouTubе.

Поиск идеального стиля и эмоциональная устойчивость

 

— Как и за счет чего ты прорабатываешь визуальный язык своих видео?

— Визуальный стиль обычно вырабатывается в процессе. Это не то, что я вижу заранее перед созданием, даже несмотря на «предварительный монтаж» на этапе текста. Это скорее то, что приходит естественным образом во время сборки — слушаю подходящую музыку, слежу за ритмом, пересматриваю сцены из фильма. Улавливаю некий вайб и стараюсь найти ответ на вопрос «а что визуально сможет передать мои ощущения от этого фильма или рассматриваемой темы?». Здесь я ставлю на свою насмотренность. Например, я довольно быстро понял, что для того же «ТРОНа» всё будет в бликах, неоне и переливах света, а звуковое оформление — цифровым, но при этом воздушным.

«Монтаж на стадии текста» помогает мне создать основу, которую я стараюсь поддерживать звуками — некоторые склейки подкрепляются звуковыми акцентами, а также переходами/анимациями или какой-нибудь цитатой съёмочной группы — обычно цитаты помогают подкрепить мои слова. К тому же всё оформление во многом зависит от темы или самого фильма. Для «ТРОНа» это свет, неон и блёстки. Для «Курьера» — плёнка, низкая частота кадров и шумы. Для «Алиты» — комикс-эстетика и чернила. А для Breathing — VHS-эстетика, ощущение ностальгии и тоже блёстки, которые уже записаны мною вручную.

Раньше заметки делал на бумаге. Теперь достаточно телефона или Гугл-дока

— Сколько эссе остается в черновиках и архивах?

— У меня есть список тем, на которые я так или иначе хочу поговорить. Сейчас там 46 пунктов. Каждый пункт — это отдельная тема. И, думаю, я ещё не всё записал.

В черновиках сейчас где-то 10 текстов. Какие-то из них даже довольно законченные. Однако все равно во всех этих материалах что-то не так. От недостаточно правильной постановки вопроса вплоть до того, что это может быть пара абзацев, которые крутые сами по себе, но я так и не нашёл правильных слов, чтобы продолжить.

— Какой твой идеал формата? И существует ли он?

— Формат и хронометраж динамически меняются в зависимости от того, раскрыл я тему или нет, то есть это похоже на чувство того, что «да, здесь я рассказал всё, что хотел». Так что, наверное, идеальный формат есть — ощущение раскрытой темы.

— Насколько важно экспериментировать с форматом киноэссе?

— Важно для кого, аудитории? Для них, пожалуй, да. Люди любят что-то необычное или новое. Но эксперименты работают до тех пор, пока они не мешают вкладываемому сообщению, самому рассказу или визуальному языку. Все изменения должны служить определённой цели. Не стоит бояться или ограничивать себя как автора. Но отдавать себе отчёт в том, на что влияют такие изменения, точно стоит.

Это довольно минорный пример, но я иногда убираю своё приветствие из видео. Ритмически оно всегда разделяет опенинг — вводное слово — и остальной текст. Но мне кажется, что иногда даже при наличии вводной части сказанное вслух приветствие может разрушить ритм видео. Потому и убираю его. В таких случаях, без приветствия, ту необходимую паузу я просто добавляю на монтаже. Например, вставляю перебивку, как в видео по «Курьеру», или делаю акцент на названии, как было в видео по Breathing или по «ТРОНу: Наследие». В итоге это добавляет новые ощущения от ролика, необходимую стилизацию и при этом не мешает повествованию.

Слишком долго за оттачиванием монтажа тоже не стоит сидеть. Да, это странно слышать от меня, но я сам давно хочу прийти к минималистичной эстетике. Однако, видимо, пока ещё не готов и очень много времени трачу на визуальную аккуратность. Порой ненормальное количество времени — я не могу выпустить видео, пока всё не проверю по нескольку раз. Что может приводить к следующим ситуациям: после релиза видео по «ТРОНу: Наследие» я ещё некоторое время не мог поверить, что работа закончена. То есть я заходил на канал, видел, что ролик уже выпущен, закрывал браузер, а потом проверял наличие ролика заново. И так несколько раз. Это что-то вроде нервного срыва или цикличного состояния, при котором ты не можешь перейти к отдыху, — рабочий режим будто говорит тебе, что «нужно доделать что-то ещё». Ситуация с «ТРОНом» для меня редкость, но показательна, ведь только спустя пару недель это состояние напряжения наконец-то прошло. Так что, видимо, переход к минимализму в монтаже и рабочем процессе станет для меня большим и полезным экспериментом. С другой стороны, такое количество вложенных сил в видео для канала помогает мне изредка гордиться собой.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Другие Новости