Большая ночная музыка: как проходили самые знаковые концерты Дягилевского фестиваля-2021

В Перми завершился Дягилевский фестиваль – марафон уникальных событий, продлившийся в этом году с 10 по 20 июня. Специально для DEL’ARTE Мagazine Кей Бабурина рассказывает о главной специфике фестиваля – ночных концертах, создающих неповторимую атмосферу, ради которой на Дягилевский съезжаются со всей страны.

Дягилевский фестиваль в Перми традиционно проходит в конце мая – июне. Это время белых ночей, которые массово ассоциируются с Санкт-Петербургом; да, в Перми не увидишь, как полуночное солнце замирает над Петропавловской крепостью в момент развода мостов, зато услышать здесь можно то, чего не предложит никакой Мариинский театр. Теодор Курентзис, который является художественным руководителем Дягилевского с 2012 года, сделал его событием международного уровня и важной точкой культурного туризма не только за счет собственного таланта, составления эксклюзивных программ и сотрудничества с мировыми звездами, но и за счет обращения к уникальным форматам проведения мероприятий. Визитной карточкой Дягилевского стали ночные концерты.

Теодор Курентзис и губернатор Пермского края Дмитрий Махонин © Фото: Марина Дмитриева

Курентзис славится склонностью к мистериальности – он не рассуждает о музыке вне духовного контекста, на его концертах пахнет ладаном, он выходит дирижировать греческими церковными песнопениями в рясе. Концерт в темноте, в непривычное время, когда сознание слушателя в идеале переходит в измененное состояние, – вот стихия Теодора Иоанновича. Однако и другие приглашаемые им на фестиваль артисты с удовольствием подхватывают такой формат в том или ином варианте.

Открытие фестиваля © Фото: Никита Чунтомов

Уже привычными для фестиваля стали инструментальные, чаще всего фортепианные гала. В традиционном понимании гала – это что-то пафосное и торжественное. На Дягилевском же это камерные концерты в Доме Дягилева – по сути в актовом зале городской гимназии, где часть слушателей может демократично расположиться на коврах прямо вокруг музыкантов. Эти концерты могут заканчиваться до наступления полуночи (и погружения летней Перми в полноценные сумерки), но идут по разряду ночных, поскольку свет на них положен только пюпитрам. Слушатели не знают заранее, что будет исполняться, только имена участников концерта. Исполнителей не объявляют – их нужно угадывать в тусклом отблеске, зная в лицо. Программку с перечнем произведений выдают на выходе. Только в этот момент можно соотнести то, что ты услышал, с тем, что ты мог знать о том или ином композиторе или его эпохе. До этого отношения с музыкой приходится строить с чистого листа, без опоры на контекст – лишь на собственные уши, вкус, и, рискнем сказать за идеологов фестиваля, душу.

В этом году на фестивале был только один гала – фортепианный, 12 июня. Антон Батагов, Йоонас Ахонен и Вадим Холоденко (каждый из которых имел в рамках фестиваля по собственному ивенту) менялись за роялем, исполняя музыку XX-XXI веков: Батагов играл Батагова, Холоденко  – Томаса Адеса и Карла Вайна, Ахонен – Дьёрдя Лигети. Благоговейное (по замыслу организаторов) погружение в музыку нарушил салют в честь Дня России, совпавший с Днем города: грохот залпов, доносившийся из-за стен гимназии, десять минут не давал Батагову начать финальный номер, а сыграть гимн, как предложили из зала, музыкант отказался.

Антон Батагов © Фото: Никита Чунтомов

Дягилевский эксклюзив – концерты в Пермской художественной галерее, которые чаще называют утренними, чем ночными: начинаясь в три часа ночи или позже, они заканчиваются так, чтобы зрители смогли увидеть рассвет над Камой. Учитывая, что здание галереи – это бывший собор, и концерты проходят в его колокольне, программа чаще всего подбирается духовная. Вот и в этом году названия говорили сами за себя: «Византийская утреня» – концерт хора musicAeterna byzantina в первую ночь фестиваля, в программе – греческие церковные песнопения, на которых специализируется коллектив, созданный Курентзисом в 2018 году, но имеющий собственного дирижера, Антониоса Кутруписа; «Псалмы» в ночь на 15 июня – действо с участием актрис Ольги Баландиной и Аллы Казаковой, читающих религиозные тексты, и певицы, опознанной пермской прессой как Рибале Вехбе (приглашенная артистка хора musicAeterna), под электронное сопровождение Виктории Харкевич. Даже оставшиеся без названия выступления Parma Voices, концертного хора Пермской оперы под управлением главного хормейстера театра Евгения Воробьева, включали только духовные произведения. Программу исполнили дважды, в ночь на 18 и 19 июня, и ее жемчужиной стала российская премьера Kyrie из Мессы a cappella финского композитора Эйноюхани Раутаваара, законченной им в 2011 году: вещь, в которой переливчатое наложение голосов создает удивительный акустический эффект, воздействующий на слушателя физически. А в ночь на 12 июня виолончелисты musicAeterna Алексей Жилин и Мириам Пранди сыграли в галерее сюиты Баха: композитора, которому фестиваль программно отказывает в секулярности даже в светских его произведениях. На выходе с утренних концертов слушателям наливают кофе – один стакан все равно не помешает урвать несколько часов сна перед началом следующих мероприятий фестиваля, которые никак нельзя пропустить.

Концерт Lux Aeterna © Фото: Андрей Чунтомов

Еще четыре концерта фестиваля начинались (после существенных задержек относительно заявленного времени) в районе полуночи или за полночь. Три из них по размаху превосходили даже открытие и закрытие фестиваля: Lux Aeterna («Вечный свет») 12 июня – концерт хоров musicAeterna и musicAeterna byzantina под управлением обоих дирижеров, Курентзиса и Кутруписа; церемония памяти Пауля Целана 13 июня – концерт из специально написанных произведений на стихи немецкого поэта, чье столетие со дня рождения решил отпраздновать фестиваль, в исполнении солистов musicAeterna и приглашенных музыкантов и певцов; «Мистерия» 15 июня – концерт солистов и оркестра musicAeterna, причем, вопреки названию, лишенный откровенной духовной компоненты: просто очень много хорошей современной и немного хорошей старинной музыки, а за пультом в оркестровых номерах – Теодор Курентзис, отлично разыгравший тех, кого сам прежде посадил на иглу религиозно-экстатического отношения к его творчеству. Ведь программа всех трех концертов значилась в афишах как «энигма» – ее можно было узнать только по завершении; лишь для церемонии памяти Целана были заранее заявлены фамилии композиторов – но до последнего нельзя было угадать, что под фамилией Курентзис скрывается не только Вангелино, брат маэстро, чьи произведения уже исполнялись на Дягилевском фестивале, но и сам Теодор, для которого этот концерт стал фестивальным композиторским дебютом. Прозвучали две его пьесы: Blume («Цветок») и So Schlafe («Так спи») – обе для женских голосов с прозрачным инструментальным сопровождением. «Это очень тихая музыка» – так когда-то, отвечая на вопрос композитора Леонида Десятникова, Курентзис описал то, что сочиняет; тихая и на редкость мелодичная для XXI века.

Концерт «Мистерия» © Фото: Никита Чунтомов

Ночным стал и более камерный концерт из произведений Андреаса Мустукиса, нынешнего композитора-резидента musicAeterna, прошедший 18 июня в частной филармонии «Триумф». Зубодробительно сложной музыке Мустукиса не хватило музыкантов musicAeterna – для игры на баритон-саксофоне пришлось, например, позвать петербургскую саксофонистку Серафиму Верхолат (она принимала участие и в «Мистерии»). Концерт чудом не сорвал бегавший вокруг музыкантов с невнятными криками петербургский танцовщик Олег Жуковский, которого пригласили на фестиваль, чтобы провести мастер-класс в рамках образовательной программы.

Концерт из произведений Андреаса Мустукиса © Фото: Гюнай Мусаева

Ночное время потребовалось и перформансам – философскому «Zero Point» Алексея Ретинского, многозначительно-напряженному «Girls Just Wanna Have Fun» режиссера Nina Wørb с дивной световой партитурой Дарьи Корзюковой, технологичному шоу //_diffusio.extensio композитора Николая Попова и режиссера Юрия Квятковского. Но театрализованные зрелища, проходящие в изолированных от света коробках, создающие собственное световое пространство, – это привычно. А внимать музыке в темноте – особый, фирменный ритуал Дягилевского фестиваля.

Перформанс «Zero Point» Алексея Ретинского © Фото: Андрей Чунтомов

В 2021 году, словно чтобы компенсировать пандемийный 2020-й, когда фестиваль не состоялся, количество ночных концертов превзошло количество вечерних: 10 из 18 (11 из 19, если считать Diaghilev Festival Party – дискотечную вечеринку с живой музыкой на заводе Шпагина в ночь после завершающего концерта оркестра musicAeterna). Не зря девиз фестиваля – «Не спать». Это тот пресловутый выход из зоны комфорта, который обещает некие блага, недостижимые в повседневном режиме. И благополучная публика Дягилевского год за годом жертвует кошельками и циркадными ритмами, чтобы обрести этот выход. Ибо за дверью, открывающейся в камский рассвет, в самом деле есть то, что подкупает даже скептичного критика. И вызывает привыкание.

Другие Новости