Авторская колонка

Краутрок: музыкальные эксперименты на руинах послевоенной Германии

Специально для DEL’ARTE Magazine Александра Копелян рассказала о том, как родился жанр «космической» музыки Германии, чем вдохновлялись краутрокеры, и как с этим связан режиссер Вернер Херцог.

Жанр, известный сегодня как краутрок, в самой Германии изначально было принято называть «космической музыкой» (kosmische Musik). За границей — например, в Англии — термин «краутрок» использовали для описания любой экспериментальной музыки из Германии с применением синтезаторов и других электронных инструментов.

Течение краутрокеров зародилось в конце 60-х, когда Германия все еще приходила в себя после Второй мировой и была разделена Берлинской стеной. Молодые люди буквально жили на руинах чуждой им культуры, и им хотелось найти свой «голос». Таким голосом стал краутрок — смесь джаза, рока и современной классической музыки.

В отличие от популярного тогда жанра психоделического рока, краутрок не стремился передать в музыке эффект наркотического опьянения — это была новаторская смесь джаза, фри-джаза и авангарда. Музыканты вдохновлялись и академической музыкой: огромное влияние на них оказал композитор Карлхайнц Штокхаузен, у которого учились двое участников культовой группы Can.

Именно Can обычно первым делом вспоминают при слове «краутрок». Группа была основана в Кёльне в 1968 году Хольгером Шукаем, Ирмином Шмидтом, Михаелем Кароли, Яки Либецайтом и Дэвидом Джонсоном.

Участники группы Can: Яки Либецайт, Хольгер Шукай, Ирмин Шмидт и Михаель Кароли

В 1970 году участники повстречали молодого путешественника-японца по имени Дамо Сузуки, который просил милостыню у входа в мюнхенский ресторан, и предложили ему присоединиться к группе в качестве вокалиста.

Дамо Сузуки

Именно его «странное» пение стало отличительной чертой музыки Can. В качестве «текста» к песням Сузуки использовал смесь японского, немецкого и английского.

Наследие Can включает в себя 12 студийных альбомов, а звучание группы повлияло на многих других выдающихся музыкантов. Например, Radiohead, которые записали кавер на песню Can — Thief:

Тогда как основной деятельностью Can прежде всего были эксперименты в студии, выступления на публике для них были на втором плане.

Совсем другим был коллектив Amon Düül, основанный в 1969 году. Для этой группы музыка была политическим высказыванием. В послевоенной Германии все еще был жив дух нацизма: в работниках служб жизнеобеспечения, учителях и врачах, которых нельзя было просто уволить и кем-то заменить. Поэтому у нового поколения выработалась стойкая неприязнь к губительным идеям, которые им навязывали, в том числе их родители. Этот бунтарский дух характерен для Amon Düül.

Группа Amon Düül

Участники группы стремились продвигать абсолютно противоположные нацизму, миролюбивые идеи и собирали вокруг себя сообщество единомышленников. Их популярность и влиятельность привлекла внимание членов террористической группировки «Фракция Красной Армии» (RAF), которые рассчитывали найти в их лице союзников. Однако участники Amon Düül отказались от сотрудничества.

Члены «Фракции Красной армии»

Приключения и выступления группы часто документировал Вим Виндерс — один из радикальных деятелей кино. Как раз в то время заново переосмыслялась культура немецкого кино.

Главным из режиссеров нового поколения был Вернер Херцог. Авторство саундтрека к нескольким его фильмам принадлежит еще одной краутрок-группе — Popol Vuh. Херцог и Флориан Фрике, основатель Popol Vuh, были знакомы еще со школы.

Саундтрек к фильму Вернера Херцога «Агирре, гнев божий»:

Краутрок повлиял, хоть и косвенно, почти на каждый жанр музыки — рок, техно и даже грайм. Современные эксперименты пронизаны свободомыслием и изобретательностью Can, Tangerine Dream, Popol Vuh, Faust, Neu! и других и просто не могли бы существовать без вклада этих немецких групп.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Автор: Александра Копелян

Другие статьи