Феномен мюзикла в Южной Корее

Согласно статистике, просмотр мюзиклов — одно из самых любимых культурных развлечений у южнокорейцев. Они любят как классические зарубежные постановки, так и местные, знают лучших актеров и просто постоянно следят за событиями в индустрии. Специально для DEL’ARTE Magazine Ксения Шугля решила разобраться в этом феномене и рассказала про три самых популярных мюзикла в стране утренней свежести.

Корейцы — по-настоящему музыкальная нация. Благодаря особой мелодичности корейского языка, у большинства его носителей с рождения хороший голос и слух. Эти навыки только укрепляются со временем, так как большинство детей посещают музыкальные и танцевальные школы с раннего возраста. Практически каждый молодой кореец в возрасте 20 — 30 лет играет как минимум на одном инструменте. Музыкальная школа помогает улучшать не только технику исполнения, но и закладывает глубокие теоретические знания в области музыковедения. Среднестатистический корейский школьник с большой вероятностью назовет хотя бы несколько сонат Бетховена и перечислит фамилии известных композиторов без особых трудностей.

Даже став серьезным офисным работником, вчерашний юный музыкант найдет применение своему таланту на еженедельных корпоративах и встречах с друзьями — в караоке, которое тоже входит в список самых любимых, хоть и не очень культурных, развлечений у корейцев. Музыка играет на улицах Сеула до глубокой ночи и задает настроение случайным прохожим. Неудивительно, что в такой атмосфере вряд ли услышишь популярное в России «ненавижу, когда в фильмах/театральных постановках поют». Корейцы, не привыкшие открыто выражать свои эмоции, завуалировано делятся ими через музыку, избавляются от стресса через пение и умеют получать истинное наслаждение от концертов, опер и мюзиклов. Но разве только поэтому мюзиклы стали настолько популярны в стране утренней свежести, даже несмотря на то, что действительно качественные местные постановки можно пересчитать по пальцам?

Большинство преданных фанатов мюзиклов — девушки в возрасте 20 — 30 лет, которые могут посетить одну постановку даже не два или три раза, а целых двадцать. Именно они сидят на форумах, где обсуждают события в театральном мире, ждут любимых актеров после выступлений, чтобы сфотографироваться и выразить свое восхищение через письма и подарки.

Поддерживаемая таким активным фандомом, индустрия мюзиклов в Южной Корее столкнулась со значительным ростом, начавшимся около 20 лет назад. Самый активный скачок наблюдался с 2010 по 2017 годы — продажи билетов выросли с $88 миллионов до $180 миллионов. «Сеул стал центром американских мюзиклов» — писал New York Times в то время. И до сих пор улицы и станции метро пестрят афишами, а спрос на билеты только растет.

Фанатская жизнь в Корее имеет отличный от западных стран масштаб и философию. Здесь четко следят за имиджем певцов и актеров и многие, платя деньги за билеты, верят, что покупают не творчество исполнителя, а его любовь. Поэтому неудивительно, что активизация интереса к мюзиклам началась примерно в одно время с развитием k-попа. В то время как k-поп считается уделом подростков, мюзиклы нашли свою нишу на развлекательном рынке, нацелившись на девушек-студенток или только начинающих карьеру. В отличие от гигантской индустрии южнокорейского попа, мир мюзиклов более реален. Его особенность заключается в том, что кумиров гораздо легче встретить после спектаклей или просто на улице, больше шансов запомниться им, посетив одно и то же выступление много раз. При этом такое почитание не порицается в обществе как тот же k-поп, ведь мюзиклы относятся к сфере искусства.

К сожалению, подобная фанатская любовь не всегда положительно влияет на качество постановок — фанатки сами задают тренды и требуют исполнения своих запросов, а некоторые актеры, ослепленные иллюзорной славой, начинают лениться на выступлениях и так и остаются актерами одной-двух ролей.

Конечно, эта уникальная часть феномена корейских мюзиклов не дает права утверждать, что все постановки в Южной Корее низкосортные, а заинтересованы в них только юные фанатки. В Сеул часто привозят бродвейские спектакли, да и некоторые местные постановки стоят внимания ценителей. Поэтому ниже можно найти список постановок, которые были по достоинству оценены критиками и ценителями или считаются наиболее ожидаемыми по мнению корейской публики. Все они начинали на Бродвее, но в Корее открылась их уникальная сторона.

«Лиззи» («Lizzy»)

Рок-мюзикл, рассказывающий историю одного из самых леденящих кровь американских убийств — Лиззи Борден убила своих мачеху и родного отца топором. Однако девушка пытается оправдать себя, в чем ей помогают старшая сестра Эмма Борден, горничная семьи Бриджит Салливан и их соседка Элис Рассел. Удивительная для патриархальной Южной Кореи постановка, ведь все актеры в ней женщины. Несмотря на то, что действие происходит в XIX веке, раскрываются и современные проблемы. Мюзикл несет особенный дух сестринства, доказывает, что женщины должны противостоять сексуальным домогательствам и поддерживать друг друга во что бы то ни стало.

Двухэтажная сцена, напоминающая клетку, является отсылкой к XIX веку, когда женщины были заперты дома. Светодиодная проекция преобразует фон дома Борденов в зал суда, где разбирается дело Лиззи. За решеткой группа из шести человек играет панк-рок, рассказывая историю о загадочном убийстве. Музыка написана Стивеном Чеслик-деМайером и Аланом Стивенсоном, лирика принадлежит также Чеслик-деМайеру и Тиму Манеру.

«Наташа, Пьер и Большая комета 1812 года» («Great Comet»)

Бродвейская постановка Дэйва Маллоя по мотивам «Войны и Мира» Льва Толстого только ожидает премьеры в Сеуле. Ее спродюсировал и адаптировал под корейскую публику режиссер Ким Дон Ён. Роль Пьера Безухова отведена для двоих: актера мюзиклов Хон Кван Хо, играющего Призрака в «Призраке оперы» и Квазимодо в «Соборе Парижской Богоматери», и известного k-поп исполнителя K.Will. Роль Наташи Ростовой досталась сразу двум k-поп певицам — Чон Ын Джи из группы Apink и сольной исполнительнице Ли Хене.

Курированием музыки занимается Ким Мун Чжон, который сделал электронную и рок-аранжировку для русской фольклорной музыки. Примечательно, что во время выступления актеры будут играть на музыкальных инструментах. К примеру, исполнители роли Пьера Безухова покажут свои навыки игры на аккордеоне и фортепиано.

На время показа мюзикла (осень 2020) художник-постановщик О Пиль Янг превратит зал Universal Arts Center, который известен своим красно-золотым оформлением, в российский оперный театр, чтобы зрители смогли полностью прочувствовать атмосферу мюзикла.

«Богема» («Rent»)

Рок-мюзикл, рассказывающий историю богемной тусовки Нью-Йорка 90-х годов прошлого столетия. Еще одна шокирующая постановка для консервативной Кореи, хоть и не менее популярная из-за этого. Мюзикл затрагивает две основные темы — права ЛГБТК меньшинств и предрассудки вокруг ВИЧ, который 20 лет назад был смертным приговором.

В этом году мюзикл возродился в Южной Корее после девяти лет молчания благодаря американскому режиссеру Энди Сеньеру младшему, который прилетел в страну в самый разгар пандемии. Режиссер постарался сохранить уникальность оригинальной постановки, адаптировав ее под корейскую публику.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Авторы: Ксения Шугля.

Другие Новости