Глоссолалия: песни на вымышленном языке

Специально для DEL’ARTE Magazine Александра Копелян рассказала, что такое глоссолалия — «говорение языками», как эта техника применялась в неакадемической музыке XX века, и почему музыканты иногда отказываются от традиционного текста в песнях.

При взгляде на чарты в музыкальных приложениях и социальных сетях можно подумать, что сегодня в популярной музыке на первом месте стоит именно текст. Аудитория придает большое значение тому, что хочет сказать исполнитель, чтобы понять, совпадают ли взгляды — are we on the same page? Кроме того, мода петь на английском языке ушла в прошлое: тексты на русском звучат свежее и не тянут за собой лишние ассоциации.

Однако использование английского неанглоязычными исполнителями также остается привычным приемом. Ведь пение на английском или любом другом иностранном языке для русскоговорящего человека смещает акцент со смысла текста на мелодию и на мелодичность отдельных фраз — таким образом решаются совершенно другие творческие задачи. И главное — использование иностранного языка-«маски» позволяет применять голос в качестве еще одного инструмента. Можно пойти еще дальше и петь не на иностранном, а на вымышленном языке, как бы ставя ширму перед текстом и приковывая внимание слушателя к тому, что стоит перед ней.

Давайте попробуем вспомнить, как текстовая музыка воспринималась в детстве: слова любой песни на иностранном языке сливались в сплошное неразрывное полотно и наделялись собственными смыслами.

Похоже звучат для нас и церковные молитвы, и всевозможные народные песни, текст которых трудно (а порой и невозможно) различить. Иногда же, выучив определенный язык годы спустя, мы вдруг понимаем, что в песне пелось вовсе не о том, о чем мы думали, и наша выдуманная версия была более удачной.

Здесь следует упомянуть понятие глоссолалия — явление, при котором люди произносят слова на неведомых им языках. Другое определение, используемое лингвистами, подразумевает произнесение слогов, звучащих как обычная речь, но при этом лишенных какого-либо значения. В некоторых случаях это имеет отношение к религиозным обрядам, где глоссолалия считается «святым языком».

Если не брать в расчет версию, в которой в человека вселяется дух и говорит через него, глоссолалию можно назвать импровизацией. В свое время к технике вымышленного языка прибегали различные музыканты и музыкальные коллективы — Лиза Джеррард, Дэвид Боуи, Анна Хомлер, Cocteau Twins, Sigur Rós, Can — и даже средневековая монахиня Хильдегарда Бингенская, которая создала искусственный язык под названием «Язык незнаемый» (Lingua Ignota).

И все же первая, кто приходит на ум при упоминании «птичьего языка», — Элизабет Фрейзер из группы Cocteau Twins. Этот британский дрим-поп коллектив просуществовал с 1979-го по 1997 год. Практически во всех песнях, написанных Фрейзер в сотрудничестве с другими участниками группы, в частности, с Робином Гатри, используются отдельные слова на английском и других языках. По словам самой Фрейзер, благодаря такому сочетанию слов, она может «сконцентрироваться на звуке и не увязнуть в смысле».

Участники группы Cocteau Twins — Саймон Реймонд, Элизабет Фрейзер и Робин Гатри

Японские звукозаписывающие лейблы настаивали на том, чтобы прикладывать листовку со словами к песням к каждому альбому группы. Но так как Элизабет не предоставляла официальных текстов, издателям приходилось придумывать их самим, основываясь на том, что слышится в песнях. Это приводило к самым неожиданным результатам.

В 2010 году песня Cocteau Twins была использована в фильме Питера Джексона «Милые кости». Единственное понятное слово в тексте песни — имя Alice.

Другой пример «глоссолалии» — трек Дэвида Боуи Warszawa, написанный в сотрудничестве с Брайаном Ино в 1977 году и выпущенный на альбоме Low. Основа для песни была написана Ино и продюсером Тони Висконти. Для текста же Боуи обратился к хоровой записи песни Helokanie, которую исполняет балканский хор мальчиков. Прослушав их пение много раз, он записал собственную версию на неизвестном языке. В интервью польскому журналу Tylko Rock Боуи высказал идею, которую позже поддержали и другие экспериментальные музыканты. По его словам, фонетика слов может выражать эмоции и передавать посыл, даже если текст на самом деле ничего не значит.

В знаменитом саундтреке к фильму «Гладиатор» Лиза Джеррард, основательница еще одного британского коллектива Dead Can Dance, также поет на вымышленном языке. По словам певицы, этот искусственный язык она использовала в детстве, чтобы «говорить с Богом».

А для перформанс-художницы из Лос-Анджелеса Анны Хомлер выдуманный язык — часть многомерного образа «хлебной женщины», древнего и в то же время постмодернистского идола. В своей работе Хомлер исследует альтернативные способы коммуникации и поэтику обыденных вещей.

Анна Хомлер

Анна Хомлер в образе Breadwoman

И напоследок в связке с глоссолалией стоит также упомянуть заумь — изобретение русских футуристов, экспериментировавших с языком. Этот литературный прием предполагает отказ от всех или некоторых элементов естественного языка и замещение их другими элементами или построениями. Одно из самых известных стихотворений на зауми — «Дыр бул щыл» Алексея Крученых:

В одноименном треке немецкий электронный музыкант Томас Бринкманн использовал сэмпл записи, в которой Крученых зачитывает свое произведение:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Другие Новости