Филолог Анастасия Плотникова: “Когда мы заново начинаем изучать Горького, мы понимаем, что не знаем о нем ничего”

28 марта вышел документальный фильм “Максим Горький. Потаенная биография”, в съемках которого приняли участие российские и итальянские литературоведы. Специально для DEL’ARTE Magazine Анастасия Симохина поговорила с горьковедом Анастасией Плотниковой, научным сотрудником Института мировой литературы имени А.М. Горького РАН, и выяснила, как бы вел себя в самоизоляции Максим Горький и почему он остается актуальной персоной и в настоящее время.

- Когда я начала готовиться к интервью, поняла, что для меня Максим Горький остался на уровне школьной программы: “Старуха Изергиль”, “Детство”, “Мать”, “На дне”…

Это абсолютно нормально! У меня было приблизительно такое же представление, вынесенное из той же школы и филфака. Так получилось, что я пришла работать над его собранием сочинений в Институте мировой литературы скорее по счастливому стечению обстоятельств, чем специально. До этого я занималась литературой 1970-х годов, диссертация у меня вообще была по творчеству Сергея Довлатова, что максимально далеко от Горького как идейно, так и стилистически. Но после защиты я немного перегорела и была открыта новому.

- Сейчас вы исследуете личность Горького уже девять лет: осталось ли еще что-то неизданное? 

Да, все это время мы изучаем и издаем письма Горького. В отличие, например, от Пришвина и Чуковского, дневники которых нам хорошо известны, Горький почти не вел дневников, зато писал гигантское количество писем. Он был одержим проектами, идеями, общественной деятельностью, и это основная тема его переписок. На данный момент издано около 10 000 писем и еще около 2 000 впереди.

- Человек удивительной работоспособности и энергии…

У Горького феноменальная память. Он не получил академического образования, но при этом был одним из самых образованных людей своего времени. Нам бы всем стоило у него поучиться, как проводить время в самоизоляции. В 1905 году он просидел около месяца в камере Петропавловской тюрьмы и написал пьесу “Дети солнца”, одну из самых своих духоподъемных пьес.

- Горький был человеком, который все подробно изучал и во все вникал?

Да, поверхностные знания – это не про него. Есть несколько ироничная история про то, как в возрасте девятнадцати лет он решил покончить с собой и подошел к этому делу основательно, собственно, как и потом подходил ко всем своим делам. Купил револьвер, пули, анатомический атлас, чтобы понять, куда стрелять, написал предсмертную записку. Выстрелил в себя на берегу реки Казанки, в сердце все-таки не попал, а прострелил легкое. Потом эта рана откликалась ему всю жизнь и от этого он, по сути, и умер. Но ему была интересна его болезнь, методы лечения туберкулеза. По его болезни вообще можно писать отдельное исследование!

- Кажется, будто по его биографии можно изучать не только литературу?

Так и есть. В 2018 году праздновали 150 лет со дня рождения Горького, в Институте мировой литературы была большая конференция “Мировое значение М. Горького”, на которую приехали представители 18 разных стран. На самом деле, можно было бы назвать конференцию: “Горький и…”, а дальше продолжать как угодно. И наука, и писатели Америки, и ботанический сад, и кинематограф. 

Максим Горький. Фотография хранится в Мемориальном музее-квартире А.М. Горького в Москве

- Документальный фильм про Горького создавался совместно с итальянскими исследователями. Они тоже изучают творчество Горького?

Конечно, итальянцы изучают Горького. Недавно, например, прошла презентация книги Паолы Чони “Горький-политик”. В библиотеке Неаполя есть материалы про Горького. В биографии Италии он оставил большой след. Дело в том, что вокруг Горького в оба периода его эмиграции концентрировалась европейская культура и литература. Пьеса “На дне” в 1902 году прошла практически одновременно в России и Германии, и он сразу стал всемирно известным. Десять лет ему понадобилось для того, чтобы от никому неизвестного провинциального журналиста он вырос в писателя мирового значения.

- Есть какие-то различия во взгляде на личность Горького итальянцев и русских?

У них немного другой взгляд на него. У итальянцев он свободен от нашей школьной программы и нашего восприятия того времени. Вроде бы в советское время довольно подробно исследовали все, связанное с ним, но сейчас, когда мы заново начинаем изучать Горького, мы понимаем, что не знаем о нем ничего.

- Сколько раз Горький был в Италии?

Два раза. Это были очень разные эмиграции: первый раз он поехал на остров Капри, основав Каприйскую школу, где из рабочих, самого энергичного класса по мысли Горького, “ковали” людей будущего, обучая их философии, истории и другим наукам. Лекции по литературе читал сам Горький. Безусловно, идея была очень утопическая. В эмиграции он пробыл до 1913 года, когда в честь трехсотлетия дома Романовых была объявлена амнистия и многим политическим эмигрантам разрешили вернуться.

Максим Горький в Италии

- Второй раз Горький уехал в Италию уже из Советской России.

Вторая эмиграция началась в 1921 году и связана уже с его отъездом из Советского Союза. На тот момент Горький был в Петрограде и являлся ключевой фигурой в развитии культуры. Он фактически спасал писателей, ученых, открывал комиссии по помощи. Это все есть в письмах. Например, он написал в инстанции о том, что на Рязанском заводе стоят невостребованные вагоны яблочного повидла. И раз это повидло никому не нужно, то стоит отдать его ученым, которым очень нужен сахар для умственной работы. 

-Так почему же он уехал?

У него сильно ухудшилось здоровье. Ленин тогда сказал ему: “Езжайте, Алексей Максимович, поправьте здоровье. А если не поедете - мы вас вышлем”. До сих пор историки спорят, была ли это угроза или шутка. В 1921 году он уезжает из России и едет по поручению правительства собирать деньги для голодающих. В конечном итоге приезжает в Италию, в Сорренто. Но с 1928 года каждое лето он приезжал в Советский Союз, и в 1933 году понял, что больше оттуда не уедет. Он оттягивал этот момент, потому что хотел закончить свой главный роман – “Жизнь Клима Самгина”. Горький понимал, что если он вернется в Советский Союз, его затянет общественная деятельность и он просто не успеет закончить роман. Так и случилось, и последние строчки, написанные его рукой, хранятся у нас в музее: “Конец героя, конец романа, конец автора”. 

- Он вернулся в Россию по политическим причинам?

Некоторые говорят, что Сталин его не выпустил. Но мы в своих выводах опираемся на документы. У нас в архиве хранится загранпаспорт Горького, его анкеты на визы. То есть ему никто не запрещал выезжать. Это скорее связано с его здоровьем.

- Как вообще Горький относился к советской власти? 

Горький не стеснялся в выражениях и критике советской власти сразу после революции. Но только в девяностые годы вышел сборник его статей “Несвоевременные мысли”, как раз посвященный критике новой власти.

Максим Горький с сыном и невесткой на Соловках

- А как же ситуация с Соловецкими островами, когда Горький написал очерк “Соловки”, в котором хвалил “прекрасные виды и уютные казармы”?

Претензии по поводу Соловков, к сожалению, обоснованы, но ведь Горький тогда писал о том, что ему показывали. Он пробыл там полтора дня, увидел людей, которых исправляли, наставляли на путь истинный. Мол, были асоциальные элементы, а стали полезными обществу. С точки зрения 2020 года, мы конечно знаем историю Соловков, и какими они были в 1929 году, и во что превратились в 1937 году. Это абсолютно разные концепции. Эти претензии мы не можем в полной мере ему предъявить, мы должны смотреть на этот очерк в контексте времени.

- Резкая критика власти очень актуальна для современного мира. Хотя, казалось бы, имя Горького связано именно с восхвалением того режима и времени.

Все представление о нем – это некоторый миф, который он в том числе строил о себе сам. Началось все с его произведения “Детство”, а может и чуть раньше, когда он свою биографию отправил одному журналисту. Для того чтобы понять, как менялось к нему отношение, достаточно посмотреть, как менялось отношение к нему в кинематографе. В советское время его представляли как фигуру политическую, соратника Ленина, а через какое-то время Горький предстает перед нами как жертва. Я подробно изучаю это в своей книге “Горький и кинематограф”.

Максим Горький с Федором Шаляпиным

- А сам Горький не хотел делать кино? Тогда оно было на пике славы и народной любви.

Да, в начале 1914 года у него созрел план сделать киностудию. Хотел привлечь в качестве актеров и режиссеров людей из МХАТа, причем Владимир Иванович Немирович-Данченко был радикально против этого. В планах было позвать Шаляпина, актрису и гражданскую жену Горького – Марию Андрееву, деньги взял бы у Лианозова, а сам Горький выступал как некий бренд. Но, как вспоминал в мемуарах известный советский режиссер Юрий Желябужский, сын Марии Федоровны Андреевой: “Единственное, чего не было – не было ни одного человека, знакомого с тем, как это делается”. В итоге идеи Горького оказались слишком прогрессивными, и от проекта отказались.

- Горькому как писателю интереснее было бы заниматься кинокритикой?

Горького вообще можно назвать одним из первых кинокритиков: на Всероссийскую промышленную и художественную выставку 1896 года, куда впервые привезли “аттракцион Люмьера”, Горький поехал делать репортажи для двух газет. А чуть позже он предположил, что в кино будут восприняты особенно два формата: это картина в духе “Акулина выходит из ванной”, а второе - “разборки канавинского мужика со своей женой”. На этом кино и будет делать деньги: секс и насилие. И он оказался прав.

Горький сейчас предстает перед нами совершенно другим человеком: прогрессивным, даже современным.

Горький был человеком планетарного мышления, можно сказать, гражданин мира. У него было некоторое представление о национальном характере, но важнее для него оказывались сходства, которые объединяли всех людей, чем различия. 

Другие статьи