Историк моды Марина Скульская: «Мода сбрасывает шкуру»

Специально для DEL’ARTE Magazine историк моды Марина Скульская — о новых идеалах красоты, возникающих после войн, эпидемий и экономических кризисов. 

Социальные потрясения, как бы цинично это не прозвучало, всегда идут на пользу моде. Дефицит приводит к появлению оригинальных фасонов, материалов и технологий – голь на выдумку хитра. Сильные патриотические чувства могут способствовать возрождению народного костюма, превращению практичной военной униформы в ультраженственные или авангардные наряды. После депрессии, чем бы она ни была вызвана, хочется жить, дорожить каждым мгновением, и даже предчувствие счастья сообщает творениям дизайнеров особый игривый настрой.

Д.А. Фазоло. Венецианская дворянка в возрасте 18 лет, 1570, Richard Malone, осень-зима 2020/21

Во второй половине XVI века мода, как и практически весь мир, была подчинена испанскому вкусу. Стиль Ренессанса был признан вульгарным и непристойным. Мужской костюм отныне должен был повторять силуэт доспеха, женский — стать настоящей неприступной крепостью из металла, бархата, парчи, золота и драгоценных камней. И только Венеция, единственная независимая территория Италии, создала свою собственную моду, своеобразную пародию на испанский костюм. Вместо чопорных глухих платьев — открывающее грудь глубокое декольте и сползший до самых бедер лиф; вместо гладкой, натянутой на обручи, ткани — пышные драпировки и распашные юбки; вместо мягких туфель на тонкой подошве — обувь на высокой «платформе». Наконец, ярчайшие цвета и чудные прически. Наглядная демонстрация политических взглядов.

Питер Лели. Портрет Нелл Гвин, 1675, Fendi, осень-зима 2020/21

В 1660 году, после одиннадцати лет мрачного правления Кромвеля и его бесславного сына Ричарда, Карл II был призван занять английский престол. Вновь открылись театры, актеры перестали считаться бродягами, и даже женщины получили право выступать на сцене. Строгий и скромный черно-белый пуританский костюм сменили красочные французские наряды. Всенародную радость возвращения монархии и всяческих вольностей, несомненно, омрачили эпидемия чумы 1665 года и Великий лондонский пожар 1666-го. Для поддержания оптимистического настроя в обществе дамы продолжили носить откровенные модные наряды. Оттенки стали чуть более приглушенными, а крой максимально упростился: объемная белоснежная рубашка и шелковые ленты, прихваченные драгоценными пуговицами.

Journal des Dames et des Modes, 1800, Рейксмузеум, Marc Jacobs, осень-зима 2020/21

Французская революция объявила аристократический костюм вне закона. Исчезли корсеты, фижмы, расшитые золотом камзолы, туфли с алмазными пряжками и главный символ высокого социального положения человека — парик. С тех самых пор мы пользуемся священным правом носить на голове собственные волосы. Как только закончился якобинский террор и гильотина перестала работать, то есть в 1795 году, на парижских улицах появились эксцентрично одетые молодые люди. «Невероятные» носили фраки с вырезом прямо под грудью и фалдами, волочащимися до земли. Высокие воротники подпирали уши, несколько жилетов выглядывали один из под другого, а прическе позавидовали бы панки 1970-х годов. «Чудесницы» наряжались античными богинями: белое платье-рубашка на голое тело, «балетки» и ярчайшие шали. Античная демократия в моде продержалась намного дольше, чем в государстве — почти до 1820-х.

Обложка американского Vogue, фото John Rawlings, 1943,
Dries Van Noten, осень-зима 2020/21

Во время Второй Мировой модные журналы призывали женщин работать и выглядеть при этом максимально привлекательно: укладывать волосы и красить губы. Ли Миллер, знаменитая модель и фотограф, вспоминала, как снимала в Лондоне фотосессии в перерывах между бомбежками и как получала выговоры от главного редактора американского Vogue, если на моделях не было шляпок или перчаток: «что бы ни случилось, женщина не может выйти на улицу без аксессуаров!» Тем не менее, первую коллекцию Кристина Диора 1947 года пришлось показывать тайно для Елизаветы II (дай ей Бог здоровья!) и королевского двора во французском посольстве — из-за опасения вызвать сильное недовольство в обществе. В Париже наряды кутюрье с облегающими фигуру жакетами и юбками, на которые могло быть израсходовано до ста метров ткани, уже вызвали крайнее возмущение горожан. Стиль, ставший классикой, перефразированная мода эпохи Марии Антуанетты, сначала получил признание в более благополучной Америке и только затем триумфально вернулся на родину.

Успешные дизайнеры всегда провидцы. Поэтому в показах осени-зимы 2020/21 можно найти цитаты из посткризисных мод самых разных эпох. Хотя бы в этой сфере есть возможность заранее подготовиться к переменам.

Другие Новости