История Венецианского кинофестиваля: 7 культовых нарядов на красной ковровой дорожке

В этом году по красной дорожке Венецианского кинофестиваля смогут пройти только звезды. Поэтому специально для DEL’ARTE Magazine историк моды Марина Скульская вспомнила семь самых громких звездных образов Венецианского кинофестиваля — от норкового бикини Дианы Дорс 1955 года, созданного Джули Харрис, до уникальной маски James T. Merry с глазами-жемчужинами, которую Тильда Суинтон надела к пальто от Chanel Haute Couture в 2020-м.

Дресс-код старейшего кинофестиваля мира, основанного в 1932-м, традиционно менее формален и строг, чем, к примеру, в Каннах. Прогулки на гондолах по Гранд-каналу допускают карнавальную эксцентричность, в то время как атмосфера отеля Excelsior, расположенного прямо на пляже Лидо в километре от площади Сан-Марко, располагает к роскошному, но комфортному курортному стилю. Поражать воображение публики можно и на красной ковровой дорожке, и на берегу моря, и на воде. 

Диана Дорс. Норковое бикини, 1955

В середине 1950-х «разделенный атом», как называл свое детище дизайнер Луи Реар, уже не шокировал общественность, однако появиться в откровенном пляжном наряде на Венецианском кинофестивале все же было немыслимо. Диана Дорс, секс-символ Британии, заказала меховую «двойку» знаменитому художнику по костюмам — Джули Харрис, работавшей с Билли Уайлдером и Альфредом Хичкоком, одевавшей Бетт Дэвис и Джоан Кроуфорд. Харрис пыталась уговорить кинодиву создать более приличный эффектный образ, но Диана была непоколебима. «Норковое» бикини было сшито из меха кролика и стало самым эксцентричным нарядом в истории фестиваля. 

Софи Лорен. Блестящий нью-лук, 1955

Три года спустя на Венецианском кинофестивале итальянская звезда будет получать свою первую награду — Кубок Вольпи за лучшую женскую роль в фильме «Черная орхидея» в гораздо более скромном наряде из однотонного атласа. А пока Софи еще только знакомится с миром высокой моды, примеряя творения знаменитого соотечественника, «дизайнера звезд» Эмилио Шуберта. Лорен была буквально ослепительна в белоснежном платье, сплошь расшитом крупными стразами, к которому она добавила перчатки и палантин из меха норки. Волосы подмышками — вовсе не дань эмансипации, как в наши дни: до 1960-х годов их не сбривали и считали весьма сексуальными. 

Наталья Аринбасарова. Туника из серебряной парчи, 1966

Это был невероятный год для начинающей непрофессиональной актрисы, выпускницы балетного училища Большого театра. Блестящий дебют в фильме — дипломной работе Андрея Кончаловского, создание семьи с талантливым режиссером, рождение сына Егора и… приглашение на Венецианский кинофестиваль. Свекровь Наталья Петровна отдала невестке драгоценный палантин из голубой норки и отрез черного лионского бархата. В комиссионке была куплена ультрамодная серебряная парча. Знакомая портниха сшила два роскошных наряда, которые украсили фамильные драгоценности Кончаловских. На фото — старинная брошь с изумрудами, рубинами и сапфирами. Наталья Аринбасарова получила главный приз фестиваля — золотой Кубок Вольпи. Ее конкуренткой была Джейн Фонда, снявшаяся в «Добыче» Роже Вадима и также выбравшая платье свободного силуэта в пол, украшенное драгоценной вышивкой. 

Кейт Хадсон. Дезабилье на выход, 2003

Полупрозрачные наряды в Венеции — не редкость для 2000-х. В дымке черного кружева на красной дорожке в эти годы появлялись и Сальма Хайек, и Гвинет Пэлтроу. Однако глубоко беременная Кейт выглядела в откровенном наряде от Chanel очаровательно, а не дерзко-сексуально, как ее коллеги. Юбка со шлейфом и топ из жемчужной сетки, расшитые блестящими пайетками и украшенные бахромой, обнажали не тело, а изящную «изнанку» наряда: бандо для груди и нижнюю юбку до колен.  

Марина Рипа ди Меана. Пластиковая клетка для попугаев, 2013

Итальянская актриса, сценарист и режиссер во многом способствовала славе Венецианского кинофестиваля как продолжающего традиции легендарных зимних карнавалов. Каждый выход на красную дорожку экстравагантной знаменитости был мини-показом очередного причудливого шедевра шляпного искусства. Гигантские банты, конусы, бабочки, рога, книги, футуристические нимбы… но, пожалуй, самым запоминающимся стал головной убор в виде клетки, в которую была заключена голова Марины Рипы. Шесть пестрых попугайчиков, напротив, оставались на свободе и украшали пластиковую конструкцию снаружи. Внушительная коллекция старинных и современных шляп, принадлежавших звезде, ушедшей из жизни в 2018-м, а также уникальные наряды, обувь и украшения были выставлены на римском аукционе Bertolami Fine Arts и сразу же раскуплены поклонниками. 

Кейт Бланшетт. Платье от Esteban Cortazar, надетое второй раз, 2020

До сих пор звезды не решались появиться в одном и том же наряде дважды на красной дорожке, но Бланшетт решила изменить эту старинную традицию и предложила новый стандарт роскоши. Кейт в Венеции выгуляла два потрясающих творения известных кутюрье, в которых уже блистала в 2016 году. Платье Esteban Cortazar четыре года назад украсило Лондонский кинофестиваль, а блуза Alexander McQueen — церемонию BAFTA. Снова увидел свет и элегантный брючный костюм от Acne Studios, в котором неравнодушная к мировой экологии актриса была замечена на Кинофестивале в Риме в 2018-м. Стилист актрисы Элизабет Стюарт придумала новый хештег #itschictorepeat — то есть, в сегодняшнем мире шик может быть связан с разумным потреблением. Кейт Бланшетт выставит свои наряды на аукцион, чтобы собрать пожертвования для организации «ООН-Женщины», занимающейся вопросами гендерного равенства. 

Тильда Суинтон. Маска для красоты, а не для защиты, 2020

Когда речь заходит об уникальных и необычных образах, чаще всего героиней светского репортажа оказывается знаменитая английская актриса, звезда экрана и арт-перформансов. Тильду обожают гении моды — дизайнеры и фотографы. Ее вкус и манера носить вещи неподражаемы. На последнем кинофестивале в Венеции все взоры и объективы были устремлены к двум арт-объектам кинодивы – маскам ручной работы. Специально для события они были созданы исландским художником Джеймсом Мерри. Мастер прославился работой с Бьорк, причудливыми вышивками-аппликациями и футуристическими головными уборами и масками. Источники вдохновения для аксессуаров Тильды Суинтон — скелеты скатов, морские водоросли, орхидеи и скульптуры на Рыбном рынке в венецианском квартале Риальто.

Другие Новости