Авторская колонка

Легкое перо

Специально для DEL’ARTE Magazine историк моды Марина Скульская рассказывает, как птичьи перья превратились из древнего сакрального символа в самое популярное украшение головных уборов, какой могла быть судьба чеховской «Чайки», и чем будут утеплять «зеленые» дизайнеры пуховики грядущей зимой.

Лукас Кранах Старший. Суд Париса, 1528, Метрополитен-музей.

Птицы связаны с небесными, а значит высшими, божественными сферами. Но священный статус не оградил пернатых от стрел и пуль охотников, скорее наоборот. Экзотические перья, подобно редким мехам, испокон веков украшали головные уборы великих и богатых мира сего. Самыми эффектными справедливо считались пышные перья страуса. С парадных рыцарских шлемов они перекочевали на мягкие бархатные шляпы благородных мужей и их жен времен Возрождения, а затем стали использоваться в театре как яркий символ высокого положения героя — вплоть до начала XIX века. Филипп Киркоров обожает этот образ, роднящий его с видным актером королем-солнце Людовиком XIV.

Людовик XIV в образе «Солнца» в придворном балете «Ночь», Национальная Библиотека Франции. Филипп Киркоров в сценическом костюме

В эпоху романтизма в моде были готика, ренессанс, загадочный Восток, и каждый стиль предполагал украшения из перьев различных форм и оттенков. «Московский телеграф» в 1831 году сообщал: «В большой наряд носят шляпы-береты, береты и токи, все с длинными перьями». Карикатуры тех лет изображали дам, не помещающихся в театральных ложах из-за огромных сооружений на головах, утопающих в пучках перьев. Художники, сильно преувеличивавшие масштаб трагедии, оказались провидцами: в начале ХХ века шляпы стали напоминать экспонаты музея естественных наук. На поле, достигавшем сотни сантиметров в диаметре, располагались искусственные цветы, кружево, трава, мох, перья и чучела ястребов, куропаток, воронов, фазанов, малиновок, зябликов, голубей, ласточек, райских птичек и волнистых попугайчиков. Убитую чайку из пьесы Чехова, премьера которой состоялась на сцене Александринского театра в 1896 году, вполне можно было пустить на украшение головного убора.

Шляпа, Mlle. Louise, 1890, Метрополитен-музей. Jean Paul Gaultier Haute Couture, весна-лето 2020

Романтичные длинные перья на шляпах назывались довольно иронично «эспри» — от французского «esprit» — ум, дух. Был и русский эквивалент в ходу — «ива» и «трясулька», а еще в народе эспри превратилось в «распри» — Маяковский использует именно это слово в агитационном стихотворении «Маруся отравилась»:

На улицу вышел —
глаза разопри!
В каждой витрине
буржуевы обноски:
какая-нибудь
шляпа
с пером «распри»,
и туфли
показывают
лакированные носики.

Dries Van Noten, весна-лето 2020. Жорж Барбье. Journal des Dames et des Modes, 1912, Рийксмузеум

Балет «Шахерезада», премьера которого состоялась в 1910 году в Гранд-опера в рамках «Дягилевских сезонов», произвел такое сильное впечатление на публику, что дамы решили отказаться от широкополых шляп и перейти на тюрбаны, украшенные эффектным пучком перьев — «султаном». Поль Пуаре, великий кутюрье эпохи, считал, что не костюмы Льва Бакста, а его коллекции перевернули мир моды: «Однажды я объявил, — писал он в книге „Одевая эпоху“, — что на шляпах отныне не будет никаких украшений. <...> Назавтра ко мне пришла делегация фабрикантов, производящих искусственные цветы, листья, перья и ленты: подобно гражданам Кале (осада французской крепости англичанами в 1346-1347 годах — М.С.), они молили о милосердии — призывали вернуть на шляпы украшения. Но разве можно сопротивляться тому, чего хочет женщина?»

Gianbattista Valli Haute Couture, весна-лето 2020. Simone Rochas, весна-лето 2020

После Первой мировой перья и птицы, казалось, навсегда покинули модные головные уборы. Но кутюрье не сдавались: Balenciaga и Dior украшали перьями шляпки и туфли в 1950-х и 1960-х, а в 1970-х новое поколение дизайнеров от Yves Saint Laurent до Halston стали использовать перья марабу, страуса, петухов и уток для отделки вечерних платьев и домашних тапочек. Сегодня воздушная драгоценная отделка по-прежнему вдохновляет творцов моды, которые оперяют не только наряды для красной ковровой дорожки, но и одежду на каждый день.

Bouchra Jarrar Haute Couture, весна-лето 2020. Шляпка из перьев, Balenciaga, начало 1950-х, Метрополтен-музей.

Как отвечают на мировой тренд «зеленые»? В этом сезоне компания Pangaia выпустила пуховики, наполненные биополимером на основе полевых цветов, высушенных без использования воды, и аэрогелем из переработанной бумаги. Проект разрабатывался в течение десяти лет, и сегодня это лучшая альтернатива натуральному пуху. Утки и гуси не страдают, эко-баланс планеты не нарушается, а растения, к счастью, пока еще не признаны разумными существами.

Рекламная кампания #PANGAIAChangemakers

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Автор: Марина Скульская