Миланская неделя моды: возвращение роскоши и сексуальности

В этом году D&G вернули на подиум крупные камни, Antonio Marras увлекся шотландской клеткой, Миучча Прада с Miu Miu собралась открывать лыжный сезон. Специально для DEL’ARTE Magazine историк моды Марина Скульская по мотивам Недели моды в Милане рассказывает, что мы будем хотеть осенью-зимой 2021/22 года.

MOSCHINO

Долой треники!

Для прошлого, весенне-летнего, сезона Джереми Скотт построил игрушечный кукольный театр с марионетками, а для осени-зимы 2022 года задействовал 36 настоящих топ-моделей различных эпох, включая Шалом Харлоу, Миранду Керр и Мэй Маск (мать Илона Маска). 72-летняя дива сыграла роль ведущей шоу в духе старых показов, которые было принято комментировать, — достаточно вспомнить «Бриллиантовую руку» 1969 года. Большинство образов отсылают к фильму «Женщины» 1939 года с Джоан Кроуфорд (вольный ремейк которого был снят в 2008 году с Мэг Райан), как и название коллекции «Красные джунгли» — это цвет лака, который воодушевляет одну из героинь на схватку с соперницей.

Подиумом служит сцена небольшого театра. Картонные декорации объемны, красочны и сменяют друг друга на поворотном круге. Первый акт — леди в мегаполисе: преображенные мужские деловые костюмы в традиционную полоску и с принтами в виде цифр, с вшитыми корсетами и топом из гигантского галстука. Второй акт — отдых в деревне: платья с яркими принтами в виде голубого неба, облаков и коров на лугу, а также стильные тотал-луки пэчворк из «мешковины» с надписью «картофель». Третий акт — поход в арт-галерею: жакеты сложного кроя с юбками-карандашами из 1940-х с деталями от любимой Скоттом куртки-косухи. Картины оживают и также представляют несколько красочных нарядов, раскрашенных вручную. Четвертый акт — шоппинг-сафари: костюм пантеры, аллигатора, фламинго и знаменитый шедевр, созданный Сен-Лораном, но усовершенствованный Джереми: платье-туника цвета хаки на шнуровке до пояса расшито практичными карманами, из которых выглядывают расческа, зубная щетка, помада и компактная пудра. В финале гости показа демонстрируют роскошные вечерние платья в пол. Последнее слово за Дитой фон Тиз: она поворачивается к нам спиной, чтобы показать декольте в форме сердца, полностью оголяющее ее бедра. Вырезанная ткань пошла на диадему. Впрочем, об актуальной практичности Джереми высказывается так: «Фантазия, гламур, восторг — вот что нам сейчас по-настоящему необходимо. Не думаю, что все это можно найти в трениках»

DRIES VAN NOTEN

Танцующие в темноте

Дрис Ван Нотен — один из немногих, кто не переживает об исчезновении традиционных показов в реальном времени. К этому «цирку», по его мнению, не стоит возвращаться, ведь видео и фото способны дать зрителям намного больше, чем стандартный проход по подиуму. Дрис пригласил 47 танцоров и моделей примерить образы из новой коллекции и представить их в ярком, экспрессивном, свободном танце. Чувственный, драматический спектакль на сцене Антверпенского театра deSingel был записан и смонтирован фотографом Каспером Сейерсеном. «Мы все прошли стадию притворства, — говорит Ван Нотен. — пришло время настоящих движений, настоящих эмоций».

Поклонник изобилия — в принтах, тканях, смешении стилей, в этом сезоне Дрис Ван Нотен делает ставку на минимализм и отдает дань времени, включая в коллекцию платья-футболки и объемные худи сложного кроя. Лаконичные формы играют роль холстов, на которых отлично смотрятся гигантские фовистские картины и фотопринты. Палитра драматическая, хоть и скупая: белый, черный, красный, немного синего розового. И все же дизайнер не смог устоять перед некоторой избыточной роскошью: сапоги из блестящей металлизированной кожи, люрекс и пайетки, и еще любимые им перья марабу, украсившие брюки, жакеты и клатчи.

ACNE STUDIOS

Все равно его не брошу

Джонни Йоханссон построил коллекцию вокруг неизбежной пандемической темы, однако в его творениях нет ни капли тоски и надрыва. Скорее самоирония и желание поднять настроение окружающим. Дизайнер забавляется, перекраивая пижамы в мелкий цветочек, домашние вязаные вещи и плюшевые игрушки. Миниатюрные зверушки использованы в серьгах, подвесках для гольф и увеличены до размера сумочек. Много леггинсов-колготок и кофт с рукавами-перчатками — из дошкольного гардероба. Многие луки украшает «неправильная» застежка, словно ребенок не сумел справиться с большим количеством пуговиц, да и не стал переделывать сложную работу. Детский взгляд на вещи очарователен и, главное, неизменно вызывает улыбку, а в моде эта способность веселить встречается весьма редко.

MIU MIU

Панки в снегу

В этом сезоне вторая линия Миуччи Прады кажется более интересной. Дизайнер вспоминает о юности, когда она каталась на лыжах в бикини, что почти буквально отражено в многочисленных луках, отснятых на курорте Кортина-д’Ампеццо: тонкий мохеровый свитер, шелковая комбинация, поверх нее шерстяная, сверху — вязаная шапочка в духе 1960-х, а снизу — привычная стеганная спортивная экипировка и мощные сапоги из искусственного меха до коленей.

Прада уже много лет предлагает носить лифчики поверх одежды, а не под ней, и по-прежнему стоит на своем, в данном случае бюстгальтеры простеганы и надеты на кофты и топы на бретелях. Интересны украшения — платья расшиты крупным бисером, в частности, имитирующим ожерелья, а тончайшие шелковые бретельки пугают острыми панковскими шипами.

ANTONIO MARRAS

В поисках корней

Один из самых романтичных дизайнеров современности отправился на раскопки — в деревню Барумини на Сардинии, где находится знаменитый археологических комплекс Су-Нуракси — итальянский Стоунхендж. Часть коллекции Маррас посвятил шотландскому культурному наследию: «двойки», платья, пальто он украсил вставками из самого популярного в ХХ веке тартана Royal Stewart, ставшего визитной карточкой Вивьен Вествуд. Интересны современные вариации на тему килтов и плащей, в том числе и в характерном стиле бренда — без «шотландки».

Большая часть образов обыгрывает главные сюжеты Antonio Marras: многослойность, обилие фактур в одном наряде — от плотной шерсти и меха до тончайшего шелка и блесток, а также узнаваемые крупную цветочную вышивку и аппликацию. Как и коллеги по цеху, Антонио использовал кусочки тканей из старых коллекций и запасов, хранящихся в фондах. Красочные фрагменты собираются в целый наряд и еще играют роль огромных нашивок. Тему фольклора поддерживают оригинальные украшения, которые можно носить, в том числе и на голове

DOLCE AND GABBANA

Каждый может быть топ-моделью!

Знаменитый дуэт возвращается в любимые 1990-е, цитирует собственные творения и вспоминает о лучших образах группы Aqua. Голубые и оранжевые тени, черные стрелки, алая или оливковая помада и панковский окрас волос — от бирюзового до зеленого с розовым. Одежда намного ярче: все цвета радуги смешиваются с цифровыми принтами и блестящими поверхностями. Шерсть прорастает пластиком по новейшим технологиям. Жакет «а-ля Шанель» увеличивается до размера 4XL и обрастает характерными итальянскими деталями — крупными пуговицами, фактурными аппликациями, цепями и бусами.

Крупные камни — забытый прием из последнего десятилетия прошлого века, который сегодня смотрится актуально и свежо: платья с инкрустацией, топы, перчатки, даже джинсы можно сплошь покрыть драгоценной вышивкой и цепочками. Еще один несомненный хит — молнии, с которыми можно играть в костюме: менять структуру жакетов, открывать яркую подкладку, обнажать ноги, расстегивая брюки снизу вверх…

Дизайнеры признаются, что их клиенты уже давно просят вернуть в коллекции экстравагантные и чувственные хиты, вроде пиджаков-бюстье, леггинсов на шнуровке, комбинаций… и Доменико и Стефано решили наконец-то пойти им на встречу. «Сегодня слово „секси“ наполнено совсем иным смыслом, — замечает Габбана, — в 1990-х одевались, чтобы произвести впечатление на окружающих, а сейчас молодое поколение наряжается для себя, просто потому, что получает от процесса удовольствие. Это такой новый гедонизм».

LOEWE

Повысим уровень эндорфинов!

Джонатан Андерсон выпустил к новому сезону газету: в подарочной металлической упаковке, с ножом для разрезания бумаги и с не очень оригинальным заголовком на первой полосе «Шоу отменяется». Сама коллекция, тем не менее, способна удивить и восхитить даже весьма искушенных знатоков. Ярчайшие оттенки — от канареечного до бирюзового; совершенно непрактичные замшевые «двойки» с болтающимися кистями из отдела богатого декора занавесок; необычные сочетания шелковых воланов и агрессивных пластиковых «колючек»…

Экспрессивные цвета и формы Хуана Миро перенесены на плотный шелк костюмов. Для усиления эффекта рисунки «обведены» бисером и крупными контрастными стежками. Стеганые пальто с рукавами-бараний окорок и асимметричным подолом дизайнер советует носить как платье: «Нет ничего более соблазнительного!». Кожаные пряжки на изящных сапожках и тканые, плиссированные, расшитые стеклярусом, на платьях — дань любимой эпохе рококо. Безумную роскошь Андерсон приглушает оригинальными ботинками — довольно громоздкой фантазией на тему мужских мокасин.

Легендарные модели сумок выглядят так же свежо: Андерсон сделал «Фламенко» еще более объемной, а «Гойю» украсил жизнерадостными полосками. «Цвет, — уверен дизайнер, — способен сделать нас счастливыми!»

No. 21

Обними меня!

Тоска по прикосновениям, близости, роскоши живого общения — лейтмотив коллекции Алессандро Дель Аквы. Главный источник вдохновения — творчество Карло Моллино, легендарного архитектора, дизайнера-сюрреалиста и большого поклонника женской красоты, снимавшего своих бесчисленных поклонниц на «полароид». Дель Аква использует не только современные версии бюстгальтеров-топов, но и традиционное кружевное белье, как одежду. Трусики выглядывают из-под прозрачных чёрных колготок, изящные бра — из-под коротких жакетов. Много мини-платьев и мини-пальто в духе 1960-х, в частности, версии знаменитых нарядов Катрин Денев, созданных Ивом Сен-Лораном для ее роли в «Дневной красавице» Бунюэля. На ум приходят и фильмы Антониони с Моникой Витти в безупречных «маленьких» черных платьях. Тему сексуальности поддерживают леопардовые образы, откровенные декольте и юбки с молниями до талии.

Другие Новости