Закат модной эпохи Харадзюку

Япония до середины XIX  века следовала политике сакоку и была закрытым государством, тем самым ограждая свою культуру от иноземного влияния. Два века изоляции позволили стране развить самобытность во всем – от мировоззрения до литературы и моды. 

Кардинально отличающаяся от европейской, японская культура до сих пор стремится к своим правилам и далеко не во всем принимает условия глобализации. Эта уникальность и привлекает к ней пристальное внимание, ведь “странно” и “необычно” – те категории, которые сегодня ценятся особенно высоко. Но то, что, возможно, для европейца странно – для японцев повседневная жизнь. Например, термин «уличная мода» появился именно в Японии в 80-х. 

Сегодня уличная мода – отдельное направление индустрии со своими правилами, событиями, трендами и показами. Высокая мода откровенно подворовывает идеи у более демократичной уличной. И вот зажигаются такие имена дизайнеров, как Рей Кавабуро, Иссей Мияке и Йоджи Ямамото. Они демонстрируют свой уникальный взгляд на моду и тренды. Их идеология “ваби-саби” гласит – находи искусство в несовершенстве. И именно этим они покорили Запад: андрогинность, странные искаженные формы, необычные фактуры и полная абстракция от общепринятых постулатов о красоте. 
Инкубатором японского уличного стиля и модных субкультур стал район Харадзюку. Здесь собирались самые яркие представители молодежной моды. Они демонстрировали своим видом протест против устоявшихся норм, а объединение в группы позволяло им чувствовать свою принадлежность к чему-то большему.


Разрушая нормы морали

Субкультура «гяру», особо популярная в 90-е, годы, – это бунт против традиционных японских устоев и представлений о женщине в обществе, настоящая революция  женской сексуальности, вдохновленная, как ни странно, порно индустрией. Девушки-гяру стараются походить на загорелых американок (или даже афроамериканок), поэтому затемняют свою кожу автозагаром или бронзатором, рисуют большие глаза белым карандашом, и нещадно осветляют свои волосы. Еще их легко узнать по максимально длинным ресницам и большим черным стрелкам на глазах. Подобной вульгарностью девушки-гяру хотят привлечь внимание уличных фотографов и состоятельных мужчин.

Цвета одежды, которую они выбирают, обычно очень яркие и кислотные: розовый, желтый, зеленый. Их принцип – чем экстравагантнее, тем лучше.  Главной иконой субкультуры стала японская певица Намиэ Амуро. Ее популярность среди молодежи когда-то била рекорды, а ее стиль стал настоящим вдохновением для многих девушек.  

Если вы встретите девушек в коротких юбках, с большими шопперами, в открытых маечках, и с  обилием различных аксессуаров (массивные бусы и ожерелья, брелоки, большое количество браслетов) и в обуви на высокой платформе, то знайте, это гангуро. Для них бренды особого значения не имеют, но главное здесь – ярко и дорого. 

Интерес к данному течению появился после публикации о гангуро в популярном журнале «Popteen». Так вошли в моду у японских подростков  культ потребительства, сексуальная распущенность и ночной образ жизни.
Но в 90-х годах, в противопоставление гяру, появляется новая модная субкультура- «Лолита». Девушки-лолиты очень милы и женственны. Они не пьют алкоголь, предпочитают чаепития со сладким, носят закрытую одежду и не обнажают свою кожу.  

Не Набоков

Образ «Лолиты» навеян японскими представлениями о Викторианской эпохе и Рококо. Также в их костюмах присутствуют нотки готического стиля. Изюминка такого образа в том, чтобы выглядеть по-детски невинно и трогательно. Стиля «Лолита» придерживаются как молодые девушки от 14 до 24 лет, так и женщины постарше, пытаясь скрыть свой возраст и снова превратить себя в милую и наивную девочку в глазах окружающих. Чаще всего для создания образа используются милые платья с рюшами и бантиками, нарядные блузы, пышные юбки, туфли на устойчивом каблуке или платформе, вида Мэри Джейн, подвязки и гольфики. Цветовая гамма бывает различной: от розовых пастельных тонов до тотально черного (готическая «Лолита» ). Настоящими иконами этого стиля   стали японский музыкант Мана, который создал свой собственный бренд одежды по типу “готическая «Лолита» – Moi-meme-Moitie, а также певица Кана.

Японская «Лолита» очень популярна на Западе. Многие девушки, придерживающиеся такого стиля, никогда не бывали в Японии, но узнали об этой субкультуре в сети. 

Идеология стиля «Лолита» перетекла и в дизайнерскую моду, например, в работы Йоджи Ямомото. Концепция его нарядов для девушек – скрыть нежное женское тело от холода и жары, а также от нескромных мужских взглядов. 

Хочется отметить, что субкультура “Лолита” не имеет никакого отношения к одноименному роману Набокова. Лоликон – это про стиль одежды и милый детский облик, но без намека на “нимфеток” и отношения со взрослыми мужчинами.

 

View this post on Instagram

 

A post shared by ♡ SU ♡ (@bradymary_su)

 

Культовое место

Название стиля харадзюку произошло от одноименного токийского района, где находится множество бутиков и магазинов одежды японских и европейских марок, в которых закупаются местные иконы стиля (например, семилетняя Коко).

Харадзюку в Европе и Америке популяризировала известная исполнительница Гвен Стефани в 2004 году песней “Harajuku girls”. Певица также создала свой бренд Harajuku Lovers, специализирующийся на аксессуарах и одежде для девочек и юных леди.

Харадзюку – настоящая бомба из ярких цветов и изобилия аксессуаров. Основной принцип – многослойность. Цветные волосы или парики, украшенные десятками заколок, разноцветные цепи и множество брелоков на шее, а также повязки на лицо, прикрывающее нос. Основной девиз таких модников – смешивай и удивляй. Харадзюку – «винегрет» из различных стилей и фактур. Для него нет правил и ограничений, он постоянно меняется и эволюционирует. 

Знаменитый фотограф Соити Аоки в 1997 году создал журнал «fruits» и посвятил его уличной моде Токио, в частности, стилю харадзюку. На его страницах можно было найти большое количество модных образов и получить вдохновение для создания собственного.  

«fruits» – очень влиятельное издание в сфере моды, демонстрирующее дикий и не имеющий аналогов уличный стиль Токио. Но, в 2017 году Аоки заявил о закрытии журнала, аргументировав это тем, что “there are no more cool kids to photograph” (“больше нет крутых детишек, чтобы их фотографировать”).  www.fashionsnap.com

Тут же появились вопросы: почему же Харадзюку перестал вдохновлять фотографа и быть эпицентром уличного стиля? 

Отличительной чертой этого района было то, что он являлся хокотеном или “пешеходным раем”, территорией, где движение транспорта закрыто и люди могли спокойно собираться и проводить время вместе. Харадзюку был самым известным хокотеном в Токио. Именно здесь формировались японские субкультуры, молодежь хотела выделяться из толпы и выходить за рамки традиционного конформистского стиля. Когда движение транспорта в районе стало разрешено, Харадзюку перестал быть местом сбора для молодых людей, демонстрирующих здесь свою неуемную фантазию. Хокотен исчез, а вместе с ним и большая часть уличных модников. Соити Аоки не мог сделать достаточное количество фотографий для ежемесячной публикации. Вместе с этим изменилась и значимость бумажных  изданий в сфере моды, их заменили соцсети, а мода перестала ассоциироваться с самовыражением и субкультурами. Японская молодежь стала обращать внимание больше на европейские тренды, а стили смешались и сравнялись с общепринятыми. Также огромное влияние на уличную моду Японии оказало появление сетевых фирменных магазинов (mango, h&m , bershka и т.д.), оно унифицировало уникальный японский стиль и вычеркнуло субкультуры.
Никто не может знать, что будет с уличной модой Японии. Ясно одно, что молодежь больше не нуждается быть частью каких-либо субкультур и делать социальных заявления через свой внешний вид. Но не смотря на это, уличный стиль Токио оставил неизгладимый след в модных тенденциях Запада. К примеру, лондонский стрит-стайл был вдохновлен Харадзюку, а уличный бренд Maharishi до сих пор использует в своих коллекциях японские мотивы, такие как драконы и иероглифы.  Мировая мода развивается, черпая вдохновение из страны будущего и технологий – Японии.

Другие Новости