Путешественница Мария Денисова: «Обратная сторона Южной Кореи»

Недавно на DEL’ARTE Magazine завершился цикл публикаций о путешествии Марии Денисовой автостопом по странам Азии. В этот раз она рассказывает о своем первом опыте путешествий в Южную Корею — как эта страна подарила ей самые противоречивые впечатления: о работе на заводе, трудоголизме, обмане и местном менталитете.

Когда я делала загранпаспорт несколько лет назад и думала, в какую бы страну отправиться первой, я никак не могла ожидать, что это окажется Республика Корея, чьи земли раскинулись на противоположном конце континента; что поеду я туда работать, и что поездка эта произойдёт в самое неподходящее для прибытия в ту часть света время.

В 2018 году я прожила три месяца в Южной Корее. Работала там на заводе, общалась с представителями Средней и Юго-Восточной Азии, которые также прибыли в страну в поисках работы. Когда смотришь на страну, применяя опыт людей, которые живут в ежедневном страхе и мыслях о заработке, а не путешествуешь по достопримечательностям на туристических автобусах, то впечатление обо всём складывается совершенно иное. Видишь те вещи, которые замыленным взглядом не заметишь. Бомжи, митинги, пьяницы и нелегалы: словом, всё, что я люблю.

Для начала хочу сказать, что январь — это далеко не лучшее время для того, чтобы отправиться в Южную Корею. Высокая влажность воздуха, моря, омывающие полуостров с трёх сторон, и сильные ветра, прилагающиеся к ним, делают период с ноября по март промозглым и очень холодным.

Мы с подругой прилетели в Сеул — столицу республики. Скажу вам, что аэропорт Инчхон произвёл на меня сумасводящее впечатление: габариты помещений огромные, между терминалами ходит поезд, потому что пешком передвигаться на такие дальние расстояния внутри аэропорта просто нереально!

Да и весь Сеул такой же монументальный и захватывающий внимание. Высотные здания жилых многоэтажек и торгово-офисных центров обрамляют улицы, заполненные вереницами машин; рынки одежды и игрушек растягиваются на километры; уличные танцоры и певцы собирают по вечерам вокруг себя толпы людей. По ночам город светится миллионами огней от рекламных щитов с причудливыми иероглифами. Иероглифами? Нет! Это хангыль — фонематическое письмо корейского языка. Кружочки и чёрточки в нём представляют буквы, которые обозначают слоги.

Что касается еды, то здесь она на любителя. В корейской кухне преобладает острота, недаром визитная карточка Южной Кореи — кимчи, острая квашеная пекинская капуста. Куда бы вы ни пошли, кимчи всюду будет присутствовать на столе. Корейцы считают, что её ежедневное употребление способствует здоровью и долголетию. Корейский стрит-фуд сочетает в себе несочетаемое: вы найдёте сладкие рисовые макароны, зафритюренную картошку, с начинкой из мягкого сыра, вафли, начинённые лапшой, и ещё множество блюд, о существовании которых никогда и не подозревали.

Корейский менталитет так и остался для меня непонятым. И вроде бы все очень улыбчивые, и вроде бы все законопослушные, и у всех — от школьниц до взрослых офисных работников — умилительные игрушки на рюкзаках и к-поп на рингтонах смартфонов, но есть в корейцах жёсткость, которую не получается растопить никаким образом. Конечно, эту жёсткость проще всего узреть на фабриках, где корейцы, заведующие цехом, в неистовстве орут работникам «ПАЛИ-ПАЛИ!» («ppalli-ppalli» — в переводе на руский «быстрее-быстрее»). Корейцы невероятные трудоголики. Они работают не покладая рук, что называется, от звонка до звонка. В обеденный перерыв кореец несётся в столовую, со сверхзвуковой скоростью опрокидывает в себя тарелку еды (конечно же, включающую нормальную порцию кимчи) и отправляется спать, чтобы восстановить силы на оставшуюся часть рабочего дня.

Кстати, что по части алкоголя, так корейцы пьют как не в себя. Как оказалось, встретить на улице пьяного вхлам и наворачивающего зигзаги работника офиса или уже валяющуюся где-то на асфальте студентку — это абсолютно нормально, а ещё более нормально… не трогать их. То есть человек, уснувший хмельным сном на улице, может преспокойно пробыть там всю ночь, ну или сколько ему там понадобится, и как ни в чём не бывало пойти домой. С наибольшей вероятностью его никто даже не ограбит. У всего есть свои минусы: однажды моя подруга потеряла сознание в сауне из-за сильного жара, и несколько минут люди обходили её стороной, думая, что она просто пьяна. Потом работница сауны оказала ей первую помощь, не беспокойтесь.

Кстати, корейская сауна — это отличное место не только для того, чтобы привести себя в порядок и прогреться, но и чтобы переночевать. За небольшую доплату к стандартному тарифу вы получаете пижаму и доступ в общий зал, где можете поспать на полу среди множества людей, помассажировать ноги, посмотреть корейский фильм.

По каучсёрфингу вписаться вполне реально. Найти относительно недорогой хостел — тоже.

За что я просто обожаю корейцев — так это за их манеру одеваться! Никто совершенно не переживает о своём внешнем виде. Многие люди ходят по улице, надев на себя, кажется, первое, что попалось под руку из шкафа, причём чем больше слоёв одежды, тем лучше. И всё нараспашку, независимо от того, +5 или −20 С за окном. Честно, приехав в Корею в январе, я не могла понять, как в такую промозглую погоду местные жители ходят, сверкая оголёнными щиколотками и в расстегнутых куртках, а спустя полтора месяца обнаружила себя в ненастный день посреди улицы в подобном одеянии.

Что я могу сказать о работе в Южной Корее — это авантюрное предприятие, которое я мало кому хотела бы посоветовать. Мне повезло найти работу на заводе, которая не требовала больших физических затрат и была постоянной, где не обманывали с выплатами и вкусно кормили. Наверное, «дуракам везёт», или как там говорится? За три месяца я услышала много ужасных историй от людей, которых работодатели кидали на деньги, запугивали, а находящихся в стране с просроченными визами работников сдавали миграционной полиции, хотя сами постоянно пользовались услугами нелегалов. Потрясающие, добрые (и не очень) люди едут за тысячи километров от своих домов, чтобы за жизнь, больше похожую на добровольное тюремное заключение, получать деньги, которые на родине получить нереально.

Так получилось, что за время, проведённое в Корее, я больше общалась с монголами, вьетнамцами, китайцами, казахами и бурятами, — словом, с кем угодно, только не с корейцами, если не считать хозяйки хостела, где мы снимали комнату. С ней жестикулярно-звуковое общение с элементами гугл-переводчика достигло за три месяца просто небывалых высот, однако понимать, почему мы мёрзнем в комнате без отопления эта женщина напрочь отказывалась.

Если честно, Южная Корея оставила во мне весьма смешанные и скомканные чувства. Поначалу я вовсе не хотела снова туда возвращаться, но, взвесив всё рационально, поняла, как много интересных граней этой страны я не раскрыла. Я и рис зарекалась после той поездки когда-либо в жизни есть, но ничего — ем. Многовековую историю Южной Кореи, находясь там, получится изучать в музеях и отреконструированных дворцах, а современная Корея, как она есть, сразит наповал всех людей ищущих и интересующихся.

Другие Новости