«Агент Ева»: Джессика Честейн снова в роли сильной и сломанной

20 августа в российский прокат выходит фильм «Агент Ева» режиссера Тейта Тейлора. История киллера и спецагента Евы, которая неожиданно меняет статус с охотника на жертву. Почему режиссер Тейт Тейлор мечется между драмой с психологическим оттенком и классическим триллером и никак не может определиться, рассказывает в своей рецензии для DEL’ARTE Magazine кинообозреватель Алишер Улфатшоев.

Опыт и дерзость

Ева (Джессика Честейн) — наемник или боевой фрилансер. Поиск подходящего эвфемизма для статуса ее работы однозначно уведет в лексические дебри русского языка. По завершении очередного «бытового» задания она возвращается в Бостон к семье, от которой сбежала восемь лет назад. За это время ее отец умер, сестра почти обручена с ее бывшим парнем, а мать продолжает сохранять позитивный настрой при любых обстоятельствах.

Камбэк Евы в родные пенаты не вызывает восторга, объятий и прочих любезностей у ее родных. В этот момент в фильме начинает раскрываться история ее жизни до эпохи заказов на убийство. Оказывается, что прошлое Евы было далеко не райским садом, а районной бытовухой, где отец изменял, а мать упорно отказывалась в это верить. При этом в юности героиня и сама далеко не подарок — у нее были проблемы с алкоголем и наркотиками, решением которых стала служба в армии. Там Еву вербует/берет «под крыло» матерый седовласый инструктор Дюк (Джон Малкович), который делает из окрепшей за время военной службы девушки профессионала по ликвидации «плохих» парней.

Ложный приемник

Может показаться, что «Агент Ева» — приемник «Взрывной блондинки» Дэвида Литча, где чудо-женщина Шарлиз Терон с удовольствием раскидывает берлинскую ячейку предателей. Но различия между фильмами весьма ощутимы. Режиссер Тейт Тейлор решает поиграть в психологическую головоломку, разобраться в детских травмах Евы и выяснить, почему все произошло именно так. Он предлагает посмотреть на портрет девушки в трагическом огне, созданный из ошибок молодости и обусловленный отсутствием отца в ее жизни. Усугубляет положение постоянная смена личностей, когда отсутствует время на осознание собственной идентичности.

Все, что делает персонаж Джессики Честейн, — это фантазматическая идентификация, то есть она пытается быть тем, кем на самом деле не является. Она живет в лжереальности из которой, вероятно, есть только один выход — ее физическое устранение из спецслужб. Именно этим и занимается Саймон (Колин Фаррелл), глава агентства «Киллер по вызову», где Ева, собственно, и работает. Причина устранения такова: Ева вновь нарушает протокол — начинает разговаривать с жертвой и спрашивать, что явилось следствием заказа. Для непосвященных данная процедура не является большой ошибкой, но для Саймона это свидетельство несоблюдения правил, пусть даже и незначительного. Свобода действий агента может оказаться началом больших проблем для организации.

Схватке двух мастеров за право остаться в живых уделены последние десять минут фильма. Кровавая бойня в гостиничном номере среди сломанной мебели с шаткой боевой хореографией явно не соответствует ожиданию. Конечно, «Агент Ева» не дилогия «Рейд» Гарета Эванса или фильмы тех же Дэвида Литча, Чада Стахелски и Сэма Харгрейва. Безусловно, истории данных режиссеров — пример яркого проявления маскулинности (и эпизодами токсичной), но тот порыв энергии, куража и адреналина и составляет сюжетное и эмоциональное ядро, на котором все держится. Вместо этого ожидаемого буйства конфликтов темпераментов Тейт Тейлор мечется между драмой с психологическим оттенком и классическим триллером. Вполне оправданно, что такие жанровые салки лишь гоняют Еву из одного стрессового состояния в другое без глубокого анализа ее мотивов.

Психологические причины

Несомненно, оправданием всему станет отец. Проблемы с отцом для персонажей Честейн не новинка, стоит вспомнить хотя бы фильм «Большая игра» режиссера Аарона Соркина. Тень отца, которая постоянно маячит где-то на горизонте не позволяет прийти спокойствию в сломанную жизнь дочери. Ощущение нормальной жизни отсутствует, есть только комплекс жертвы и умение убивать. Прошлые привычки и зависимости возвращаются только при виде бара. Настоящее не является собственным из-за постоянной смены личности, а будущее зависит от количества агентов, которым будет поручено устранить Еву. Поэтому на барабане судьбы может выпасть что угодно, вплоть до желания вернуть бывшего парня. Спонтанность Евы никто не в силах контролировать.

«Агент Ева» состоит из такого рода спонтанностей, которые не сочетаются между собой. Все, что они порождают, выражается в прямолинейности событий без перспективы развития. Потенциально образ сломленной девушки-киллера, страдающей из-за детской трагедии, — это возможность выяснить, как она изучала обстоятельства насилия как явления, принимала игру, правила которой основаны на жестокости, а затем и соблюдала все это, как священные предписания. По сути, насилие стало для нее традицией, определяющей ее моральные и этические нормы. Следуя им, Ева отказалась от семьи и стала объектом без «лица» и выбора своего «я». Она примкнула к «убийственному» коллективному бессознательному, которое ослеплено высшим Супер-Эго в лице Саймона и Дюка. И все, что остается, чтобы выйти из этого круга — отказаться от их покровительства. Даже если ценой этого станет ее собственная жизнь.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Другие Новости