Варвара Шмыкова: «Ко всему надо подходить с опцией человека»

4 июня состоялась премьера российского сериала «Чики», созданного эксклюзивно для онлайн-кинотеатра More.tv. Сериал рассказывает о четырёх экс-проститутках, завязавших со своим ремеслом ради бизнеса. Продюсерами сериала выступили Рубен Дишдишян и Фёдор Бондарчук. Главные роли исполнили Ирина Горбачёва, Ирина Носова, Анастасия Михайлова и Варвара Шмыкова. Специально для DEL’ARTE Magazine Иван Афанасьев взял интервью у Варвары, которая известна не только как талантливая и яркая актриса театра и кино, снимавшаяся у Андрея Звягинцева и Андрея Смирнова, но и как заботливая мать.

— Ты сейчас не в Москве (на момент разговора Варя была с семьей на море — прим. редакции). Как ты живёшь без гастролей? Когда планируете возвращаться?

— Да офигенно. Как будто долгий отпуск. Ходим на море, по всяким лесам, тропинкам. Понятно, что многие, в том числе актёры, сейчас не в лучшем положении. На самом деле, мы не то чтобы шикуем. Мы приехали на машине, в этом плане сэкономили. Деньги уходят в основном на бензин. Мы снимаем комнату за 1100 рублей в сутки. Это вполне по-человечески. Я немного за время карантина заработала на рекламе Okko, для Яндекса записала одну сказку Салтыкова-Щедрина… Ну и в целом мы живём на то, что я заработала на «Чиках». Вообще, многие думают что жизнь актёра — это шик, блеск и дорожки. Красные, разумеется (смеётся). Но это не всегда так — мы такие же, как и все.

Мой муж, Женёк (Евгений Козлов, оператор кино и телевидения — «Закон каменных джунглей», «Путешествие Фёдора по Москве XXI века» — прим. редакции), уже в Москве, у него идёт подготовка, он заканчивает свой полный метр, который они сняли вместе с Лешей Казаковым — «А теперь не смотри». Это такая хоррор-стори. Будет онлайн-премьера, скорее всего. А я с Корнеем ещё здесь. С 1 июля начинаются репетиции, так что мы вернёмся (Варвара играет в театре «Июльансамбль» под руководством многократного лауреата множества театральных премий Виктора Рыжакова — прим. редакции). Будем готовиться к поездке в Усть-Лабинск, там мы начнём поднимать волонтерское движение, помогать старикам, пенсионерам, и все это хочется превратить в какую-то экспозицию.

— Как-то раз в инстаграме я писал: «Варя, твои лучшие роли впереди!», и «Чики» это прорыв, я считаю. У вас в целом там крутой ансамбль — крутейшая Ирина Горбачёва, и три чуть менее популярных девушки — Алена Михайлова из «Люби их всех», Ирина Носова из «Тоня плачет на мосту влюбленных», и ты, как самая опытная…

— Нет, не я. Алёна самая опытная. У неё уже был опыт главных ролей, а у меня в основном роли второго плана. У нее дистанция больше. Я в основном играла в эпизодах и на вторых ролях.

Варвара Шмыкова и Алёна Михайлова на съёмках сериала

— Как работалось в такой компании? Вы быстро спелись? И заодно расскажи немного о своей героине.

— Очень быстро, и это благодаря Эдику (Эдуард Оганесян, в прошлом художник-постановщик, работавший с Андреем Кончаловским и Александром Хваном, ныне режиссёр и сценарист — прим. редакции). Он собирает вокруг себя людей, с которыми я сразу хочу дружить. Понятно, профессионалы и всё такое, но еще и люди хорошие. Перед пилотом мы снимали небольшое муд-видео, хотели поймать настроение. Тогда мы встретились вместе в первый раз. Нужно было показать, что девочки — подружки, чтобы зритель понял. Было волнительно. Но сработало то, что мы все добрые и отзывчивые. Плюс мы артистки хорошие. Вот всё и сложилось.

Эдик писал этот сценарий четыре года, и последние два — под нас. Когда он понял, что это будут Ира, Ира, Алена и Варя, у него повествование и развитие сюжета отталкивалось от нас конкретно. Говорить про Люду — все равно что говорить про меня. С той разницей, что она проститутка, а я — актриса, хотя это плюс-минус одно и то же (смеётся). Это очень живой персонаж, я ей сочувствую, сострадаю. Даже не знаю, что сказать, просто она — это я. Такие же комплексы, как у многих девушек относительно внешности и тела, желание быть счастливой, вот этот внутренний стержень, который, несмотря на окружающую среду, всё-таки дает о себе знать, и получается то, что есть. Есть роль Люды, а есть я, Варя, и у нас очень-очень много общего. Поэтому… в общем, Людка классная!

— Расскажи про восприятие тобой места где вы снимали — Прохладный в Кабардино-Балкарии.

— Я много где бывала с гастролями — мы были в Питере, Нижнем Новгороде, Воронеже, Новокузнецке, Омске, все в том же Усть-Лабинске… Я, в принципе, очень быстро мимикрирую под местность. Были какие-то истории, что кто-то к кому-то приставал, кто-то кому-то сигналил, кто-то кого-то поджидал. Осадочек был почти у всех, но меня это обошло стороной. У меня не было никаких конфликтов с местными, может это просто везение. В том числе повезло и с тем чуваком, который стрелял по группе, меня это не коснулось (4 сентября 2019 года местный житель с криками «Не позволю снимать кино о проститутках в Кабардино-Балкарии!» обстрелял съёмочную группу «Чик» из карабина; никто не пострадал, злоумышленника задержали — прим. редакции). Прохладяне чудесные люди, мы со многими сдружились. Они могли прийти, подарить шоколадку какую-нибудь. Без задней мысли, без какого-то намека, несмотря на крайность нашей темы, и то, что мы снимаем ее именно здесь… Ну, так совпало. Я жила в двухкомнатной квартире, и она мне очень нравилась — у меня никогда не было своей комнаты, ни в детстве, ни сейчас, и я была в кайфе. Меня после инцидента с обстрелом предлагали переселить, потому что все произошло совсем рядом, но я отказалась.

— Вопрос про твою семью. Насколько сложно совмещать профессию актрисы и роль заботливой матери?

— Ты знаешь, сложно, честно. И я сейчас скажу без прикрас. Но это стало моим мотиватором. У нас была небольшая стычка с мастером моим, Рыжаковым, когда он на общем собрании вдруг вспылил и начал мне говорить, мол, Варя, либо вы хорошая актриса, либо хорошая мама. Это, конечно, была провокация, она во мне засела, и я теперь будто пытаюсь самой себе доказать, что это стереотипы и все возможно. Благо у меня очень крутой театр. Многие мои первые гастроли проходили с сыном на руках, и мне помогали все — и директор театра, который качал Корнея за кулисами, и помощник по костюмам Саша Агеева, и наш продюсер Елена Петровская. В этом плане был полный карт-бланш.

И в то же время, действительно, в какой-то момент, особенно за 2019 год, когда у меня были премьеры, когда были «Чики», — бурный год, короче, — я очень мало времени проводила с Корнеем. Не скажу, что я совсем его не видела, но это было очень редко. Но ты знаешь, я, скорее, об этом просто не думаю. Я рефлексирую где-нибудь одна ночью на балконе либо на сцене, что очень помогает. И вот сейчас мир, вся эта ситуация с изоляцией подарили мне такое время, когда я каждый день с сыном, и с мужем. Я считаю, что все воздалось. В целом относительно Корнея просто выходит, что каждая наша встреча, будь то короткий завтрак, купание перед сном купания или чтение книжек, проходит и проходила всегда со стопроцентной отдачей, потому что и я настолько соскучилась, и он… И у нас нет никаких обид. Иногда Корней, конечно, говорит, мол, мама не уходи, но я разговариваю с ним, все ему объясняю. И вот после этого времени, проведенного с ним, я уже не знаю, как по-другому. Придется перестраиваться и учиться делать выбор.

Но я бы хотела теперь чуть больше с сыном это все проживать. Сейчас есть такая опция, будто настало время пожинать плоды. В этом много какой-то жертвенности… (на несколько секунд задумывается) Я просто так люблю свою профессию, что тут нет разговора про карьеру, про то, что «мне нужно срочно быть звездой», выстрелить где-то с ролью. Я люблю просто все это, даже стихотворение на публику из пяти человек почитать. Это мое ремесло. И в какой-то момент мне стало действительно не по себе, я поняла, что профессия была на первом месте. И спасибо большое нашей няне, нашим бабушкам, особенно маме Женька, и ему самому, благо, мы с ним одного поля ягоды. И он любит меня не только как женщину и жену, но и как творческую единицу, и все понимает. Мы находимся в диалоге. В какой-то момент я поняла, что дома мне неинтересно. Я не готовлю, например. Мы, конечно, делаем завтрак, но запечь утку или сварить плов — для меня это пустая трата времени, да простят меня все домохозяйки. Я предпочитаю делать то, что люблю, и то, что у меня хорошо получается.

Варвара с сыном Корнеем

— А что ты вообще любишь? Что тебя вдохновляет?

— Банально, но это природа. Это море, горы, пикник на свежем воздухе. Мы недавно гуляли по парку, а перед этим посмотрели фильм Кубрика «Барри Линдон», в котором есть момент, когда герои гуляют по парку — такой вот досуг, променад. Сейчас у нас какой досуг? Просто сейчас выехать на природу — это событие. А раньше человек и природа были одним целым. Благо, у нас рядом парк, мы выходим гулять. А как выходные — на дачу или просто в Серебряный бор, потому что это расслабляет и вдохновляет. Ну и Корней, конечно, — вдохновение. Он абсолютно какой-то живой, искренний. Я вместе с ним начинаю по-новому смотреть на какие-то вещи, в том числе на себя. Пример: как-то раз укладываю его спать, и вдруг он поворачивается ко мне и говорит: «Мама, мне нравится как ты пахнешь». И засыпает. Это дорогого стоит.

— К тебе как к актрисе приковано всегда много внимания. При этом ты человек семейный, у тебя достаточно внимания со стороны семьи. Нет мыслей вроде «у коллег букеты, ухажёры, поклонники, а я повязана семьей»?

— Совсем нет. (смеется) Потому что не этим исчисляется радость в жизни. Я получаю букеты и подарки от своего мужа, а в театре я получаю их от зрителей и безумно им благодарна. Да хоть шоколадку подарят — и то приятно. У меня правда очень интересная насыщенная жизнь. Но если бы я не была актрисой, у меня она была бы такой же. Я неравнодушный человек: я люблю людей, люблю с ними общаться, и как говорит наш мастер, актерство — это изучение человека. Ты должен любить его, интересоваться им, любым человеком, не только каким-то условным богатым и знаменитым и меняющим мнения окружающих, а обычными людьми, которые продают тебе газировку пять лет подряд в магазине. Ко всему надо подходить с опцией человека.

Многие актёры и актрисы откладывают рождение детей — это их выбор, и их право, и их опыт. Я не знаю, как они пришли к этому решению, мы же не можем за них придумать. Все сводится к тому, что, наверное, им сейчас нужно выстроить карьеру, а дети — потом. Слушай, Корней моей карьере только помог. Я помню свой первый спектакль после родов — я набрала килограммы, кормила ребенка грудью, была совсем другая. Но было ощущение себя сверхчеловеком: нельзя терять ни минуты. Ощущение, что вот есть эти пять часов репетиции, и они должны пройти с максимальной самоотдачей, потому что я не смогу прийти домой и думать о роли — там Корней и я буду с ним. Для меня это большой мотиватор. Ну и тот факт, что я сама из многодетной семьи — я очень люблю детей и всегда с удовольствием общаюсь с ними на равных. Я их тех, кто считает, что дети умнее и мудрее нас. У меня с ними диалог. В конце концов, если ты хочешь семью, но откладываешь это постоянно, у тебя это фиксируется в подсознании — это ведь мешает строить актёрский рисунок, выстраивать роль.

И не будем забывать, что дети никогда не появляются просто так. Есть большая любовь! И желание иметь детей от конкретного человека. И с этим ничего не поделаешь. Это большая сила.

Варвара с сыном и мужем Евгением Козловым

— У тебя есть ориентиры в плане профессиональном? Не обязательно актеры, но может люди, которыми ты вдохновляешься.

— Для меня таким ориентиром стала Агриппина Стеклова. Она в какой-то момент жизни очень мне помогла. Я смотрела на нее, на её сумасшедшую и неординарную внешность, на то, как она общается со своим сыном, моим другом Даней Стекловым, и понимала, что все возможно. Еще я много общалась с женой своего отца, Этери Балиашвили. Они были женаты 10 лет, и я часто проводила с ней время и помню, как в сложный период моего подросткового максимализма, когда всё скрываешь от родителей, она проводила со мной немало времени и учила меня быть собой, надеяться на себя, верить в свои силы. Ну и мама, конечно. Её нескончаемая энергия. Все кто говорят: «Боже, Варя, ты такая, ты сякая», ребята, да вы просто не видели мою маму! Очень спорное у меня отношение к её методам воспитания и вкусам, но у неё шесть детей, которые развиты разносторонне. Это не идеальные дети — со своими ошибками и тараканами, плохими оценками… Я уверена, что неталантливых людей не бывает. Всё зависит от твоей сознательности и неравнодушия.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Другие Новости