«Множественные святые Ньюарка» – долгожданный и ненужный приквел «Клана Сопрано»

Фанаты знаменитого сериала ждали эту картину долгих четыре года, однако радость быстро сменилась печалью – фильм получился совершенно бессмысленным и, кажется, снятым только ради актуальной социальной повестки. Тем не менее, провал «Святых Ньюарка» заставляет вспомнить о том, за что зритель так полюбил «Сопрано», и какую революцию этот телепроект совершил в гангстерском кино.

Во времена кодекса Хейса в историях про мафию не могло быть положительных героев. Когда Говард Хоукс снял в 1932 году «Лицо со шрамом» и сделал центральным персонажем жестокого преступника, ему пришлось несколько лет воевать за возможность хоть где-то показать публике свой фильм (несмотря на то, что он согласился добавить к названию слова «позор нации»). В Голливуде начинались времена морализаторства и жёсткого контроля над кинопродукцией, поэтому сопереживать преступникам было нельзя, а режиссёрам постоянно приходилось идти на различные ухищрения, чтобы протащить в свои работы запретные смыслы.

Марлон Брандо в фильме «Крёстный отец»

Ситуация начала меняться лишь к 60–70-м годам, когда на рынок проникла масса “разнузданных” европейских фильмов, содержащих всё то, что американцы пытались искоренить при помощи цензуры. Руководителям студий стало страшно, что их высокоморальные картины просто потеряют интерес публики, кодекс Хейса начал постепенно сходить на нет, и вот уже Фрэнсис Форд Коппола снимает «Крёстного отца». Так гангстеров в кино ещё никто не показывал – в трагической саге о семье Корлеоне чувствовалось нечто большее, чем банальное противостояние закона и бандитов. Это была честная история, построенная на полутонах и своей неоднозначностью непрерывно играющая с эмоциями зрителей.

В 80-х эстафету подхватил Брайан Де Пальма, предложив другие вариации на тему. Ремейк «Лица со шрамом» представил абсолютно аморального бандита в исполнении Аль Пачино, а «Неприкасаемые» с Кевином Костнером были приключенческим боевиком, где одетые в Armani законники под торжественную музыку побеждали шайку Капоне и его подельников. Наконец, драматический «Путь Карлито» 1993 года рассказал о герое, безуспешно пытающемся завязать со своим криминальным прошлым. Конечно, не будем забывать и про «Однажды в Америке» Серджио Леоне, и о прекрасных фильмах «Славные парни» и «Казино» от Мартина Скорсезе, снятых уже в 90-х.

Роберт Де Ниро в фильме «Казино»

Для понимания значимости «Клана Сопрано» важен тот факт, что, несмотря на различный подход к проработке темы мафии, во всех перечисленных картинах есть один объединяющий элемент – мир криминала в них показан ярким, красочным и соблазнительным. Да, вы смотрите на преступников, убийц и часто аморальных персонажей, но как они живут! Взгляните на то, как они одеваются, и какие роскошные женщины их сопровождают. С какой лёгкостью они получают всё, чего хотят, и как просто для них помогать близким, если возникает такая необходимость. Быть может, они получают по заслугам в конце концов, но перед этим успевают пожить такой жизнью, о которой многие могут только мечтать. Так мы воспринимали гангстеров, пока в 1999 году не вышел «Клан Сопрано», заставивший нас если и не забыть о классических мафиозных фильмах, то как минимум смотреть на них впредь со снисходительной улыбкой.

Ведь главный герой Тони Сопрано (Джеймс Гандольфини) – самый обычный человек. Да, он является одним из высших звеньев мафиозной семьи, а затем становится её главой; его руки в крови, он управляет жестоким бизнесом, точно так же одевается в красивые костюмы и любит покуривать дорогие сигары. Но помимо этого ему ещё приходится ухаживать за своей безумной матерью, воспитывать своенравную дочь и сына-размазню, пытаться сохранить брак и, наконец, ходить к психиатру, чтобы выяснить причину своих панических атак. «Сопрано» – это мафиозная сага длиной в 6 сезонов, которая описала преступника, имеющего ровно те же проблемы, что большинство людей любой профессии. Жизнь гангстера внезапно оказалась лишённой прежнего лоска и ореола мечты, представ перед зрителем в голом виде, со всеми своими недостатками, частенько с лёгкостью перевешивающими достоинства.

Кадр из сериала «Клан Сопрано»

Суровый реализм в комплекте с замечательным юмором, итальянский колорит, запоминающиеся персонажи, а также диалоги, разобранные на цитаты, – всё это сделало «Сопрано» настоящим феноменом, заработавшим десятки престижных кинонаград. Поэтому когда в 2017 году пошли разговоры о приквеле, который покажет предысторию событий сериала, фанаты с одной стороны обрадовались, а с другой – насторожились. Главным аргументом в пользу оправданности подобной затеи служила новость о том, что одну из ролей сыграет уже Майкл Гандольфини – сын актёра, воплотившего на экране канонический образ Тони Сопрано. Но «Множественные святые Ньюарка» оказались не просто бледной тенью, а совершенно пустым и не имеющим смысла фильмом, который не смогли оценить даже самые преданные поклонники.

Несмотря на звёздный каст (Рэй Лиотта, Вера Фармига, Джон Бернтал) и участие Дэвида Чейза, который был автором идеи и главным сценаристом «Сопрано», картина представляет собой нагромождение сценок из жизни героев, которые не предлагают любителям сериала ничего нового. Главной темой истории стали бунты афроамериканцев и их борьба за независимость, приведшая к рождению новой группировки чернокожих бандитов. Фильм буквально напичкан однообразными лозунгами о притеснениях, являющимися сегодня визитной карточкой большей части голливудской продукции. Но это всего лишь данность, продиктованная политическими соображениями и, как правило, не мешающая увидеть интересный сюжет.

Майкл Гандольфини и Джон Бернтал в фильме «Множественные святые Ньюарка»

«Множественные святые», однако, не могут похвастать ни увлекательным повествованием, ни оригинальными персонажами. По ходу просмотра то и дело возникает вопрос: к чему всё это? И ответа зритель в конце концов так и не получает. Если вы знакомы с «Сопрано», то, несомненно, обнаружите массу различных отсылок, заставляющих с теплотой вспоминать эпизоды телепроекта. Но это всё, что предлагает фильм. Он не тянет ни на приквел, ни на самостоятельное высказывание, а может лишь являться сомнительной рекламой оригинального сериала, который фанаты безусловно захотят ещё раз пересмотреть – просто чтобы забыть только что увиденное. Стоило ли ради этого снимать кино? Возможно. В наше время продвижение того или иного товара порой принимает самые неожиданные формы, и теперь, когда вы вновь услышали о «Сопрано», есть шанс, что вам захочется его посмотреть. К искусству, правда, подобный подход уже имеет мало отношения.

Другие Новости