Художественный руководитель Венецианского кинофестиваля Альберто Барбера: «Тревога сменилась счастьем»

С 24 по 28 февраля в Москве пройдёт 12-й ежегодный кинофестиваль «Из Венеции в Москву», на котором представлены лучшие фильмы из Италии. В этом году программа целиком состоит из картин, показанных на прошлогоднем смотре в Венеции. Специально для DEL’ARTE Magazine Иван Афанасьев взял письменное интервью у Альберто Барберы, художественного руководителя Венецианского кинофестиваля и «Из Венеции в Москву», и расспросил его о будущем фестивалей, влиянии стриминг-сервисов на классический прокат и особенностях отбора в Венецию.

Афиша фестиваля «Из Венеции в Москву» 2021 год

В России фестиваль «Из Венеции в Москву» крайне популярен. Как вы думаете, откуда у русских такая любовь к итальянскому кино?

Думаю, что она восходит к 1960-м, времени, когда наше кино достигло такого уровня качества и популярности, что его стали узнавать и ценить во всем мире. Для большинства стран, где кинематограф был самым успешным средством массового потребления, по тиражу наше кино стало вторым после американского. Любовь к итальянским фильмам подтверждается и в последующие годы благодаря популярности актеров и сериалов, таких, как «Спрут», которые укрепили связь с нашим кинематографом. В последние годы итальянскому кино удалось вернуть интерес международной аудитории, и российской в частности, благодаря появлению новых авторов вроде Нанни Моретти, Паоло Соррентино, Маттео Гарроне и других, завоевавших важные международные награды на фестивалях и на «Оскаре», уделяя особое внимание качеству, умению рассказывать новые и увлекательные истории и вовлекая в них даже самую молодую аудиторию.

Что изменится в формате Венецианского кинофестиваля в этом году? Будет ли такой же строгий контроль или удастся немного ослабить хватку?

Пока еще слишком рано говорить о том, будем ли мы по-прежнему вынуждены в этом году считаться с пандемией, которая, кажется, длится дольше, чем мы ожидали. Однако в прошлом году нам удалось провести фестиваль в присутствии гостей без больших жертв, неукоснительно и эффективно применяя все меры безопасности, необходимые для того, чтобы зрители находились в комфортных условиях. Это был огромный успех, который останется в истории Венецианского кинофестиваля несмотря на то, что залы кинотеатров были заполнены только на 50%. Я уверен, что такой же результат может повториться и в этом году: если мы должны будем следовать тем же процедурам, мы это сделаем, но я сохраняю надежду, что ситуация улучшится до такой степени, что мы сможем сократить ограничения, удерживающие часть публики, которая за последние несколько лет достигла рекордного уровня.

Какие выводы вы сделали из организации прошлогоднего фестиваля? Возможно, появились новые тенденции, интересные кейсы.

В прошлом году мы извлекли два урока. Первый научил нас, что только фестиваль, проходящий в присутствии публики, может быть успешен и в полной мере продвигает фильмы в программе. Второй урок состоит в том, что из-за невозможности приезда многих гостей из стран, находящихся в локдауне, нужно учиться максимально эффективно использовать новые инструменты, которые предоставляют нам технологии. Например, мы можем проводить пресс-конференции, семинары, встречи, мастер-классы в прямом эфире, не заставляя людей садиться в самолет и ездить целыми днями, чтобы принять участие в мероприятиях, которые длятся всего несколько часов.

Альберто Барбера © Фото из личного архива Альберто Барберы

Как вы рассматриваете вариант «гибридного» фестиваля, по типу Берлина — совмещение онлайна и оффлайна? Есть ли за этим будущее?

Я очень скептически отношусь к тому, что фестивали «гибридного» формата могут оказывать такое же влияние на зрителя и быть так же эффективны, как и фестивали, проходящие физически в конкретном месте. Конечно, в некоторых случаях онлайн-фестивали помогли расширить аудиторию, охватив людей, которые не могут позволить себе путешествовать, но также верно и то, что эффект от продвижения был гораздо меньше. Я общался со многими продюсерами, и все они были очень разочарованы проведением онлайн-фестивалей. Все надеются вернуться к «старой» и проверенной формуле фестивалей в присутствии публики с ее постоянными ритуалами: показами на большом экране, традиционными встречами, в которых и заключается смысл фестивалей: красная дорожка, пресс-конференции, фотосессии, интервью, вечеринки, обмен эмоциями от открытия нового фильма и нового автора. Это те элементы, которые не может предложить ни один онлайн-показ. Я говорю об этом несмотря на то, что Венеция была в числе первых фестивалей, с 2012 года предлагающих возможность виртуального зала — с ограниченным количеством мест, на 1500, и на ограниченное количество дней, около 10-15, — для просмотра некоторых фильмов из программы одновременно с их показом в Венеции. Но это не значит, что в будущем все фестивали будут онлайн. Наоборот!

Как изменилась публика с начала пандемии?

В целом зрители до сих пор несколько боятся возвращаться в кинозалы, потому что опасность заражения не исчезла. Даже те, кто решил посетить прошлогодний Венецианский кинофестиваль, поначалу были довольно обеспокоены и не уверены в том, что сделали правильный выбор. Но для успокоения публики хватило всего пары суток: гости прошли необходимые процедуры безопасности, и тревога сменилась облегчением и счастьем. Возможность вернуться в кинотеатр после нескольких месяцев заключения и онлайн-показов казалась всем актом освобождения от кошмара, доказательством того, что можно восстановить что-то вроде нормальной жизни при условии строгого соблюдения мер безопасности. Во время фестиваля не было ни одного случая заражения, и все уехали домой довольные и радостные. Затем, к сожалению, наступила вторая волна пандемии, которую мы не ожидали. Но я уверен, что как только эпидемиологическая ситуация стабилизируется, зрители с большим желанием будут возвращаться в кинотеатры, а это лучший способ полностью оценить красоту и эмоции от просмотра фильма.

Недавно Мартин Скорсезе заявил, что стриминги портят кино и вспомнил по этому случаю Федерико Феллини. Венецианский кинофестиваль — один из самых лояльных по части сотрудничества со стриминговыми сервисами. Разделяете ли вы такую точку зрения?

Скорсезе, безусловно, прав, указывая на риски, связанные с доминированием стриминг-платформ. Но он также и сам понимает, что без Netflix такой шедевр, как «Ирландец», никогда бы не случился. Онлайн-платформы — это реальность, с которой стоит считаться в будущем: они уже выпускают впечатляюще много художественных фильмов наряду с большим количеством ширпотреба. Наша работа в качестве отборочной комиссии фестиваля заключается именно в этом — в выявлении хороших фильмов, снимающихся для онлайн-платформ, чтобы донести их до широкой публики, которая в противном случае могла бы даже не заметить их существования из-за алгоритмов, когда рекламируют в основном самые коммерчески успешные картины. Мы можем только работать и надеяться, что найдется правильный баланс между кинопрокатом и интернет-показами, потому что в этом будущее кинематографа. К сожалению, пути назад нет.

Венецианский кинофестиваль в 2020 году © Фото: Wikimedia Commons

Как вы считаете, постепенный переход генеральной части аудитории в онлайн может свести на нет фестивали как двигатель кинотеатрального прогресса?

Я не верю, что увеличение просмотров фильмов онлайн сведет на нет функцию фестивалей. Напротив, как это ни парадоксально, их роль будет усиливаться: увеличение числа онлайн-платформ приведет к увеличению фильмов, снятых для удовлетворения огромной потребности в неизданном контенте, порожденной конкуренцией между различными игроками дистрибьюторского сектора. Из-за этого возрастет необходимость в ком-то, кто делает подборки фильмов, рассказывает кинематографистам и просто любителям кино, какие фильмы наиболее интересны, за какими авторами следует наблюдать, какие картины стоит выделить из огромной массы одинаковых анонимных произведений, захвативших рынок. И тогда сами онлайн-площадки будут заинтересованы извлекать выгоду из той эффективной, не требующей больших затрат, рекламы, которую предлагают фестивали.

Среди аудитории нашего ресурса есть люди, интересующиеся непосредственно производством кино. Какими качествами должен обладать фильм, чтобы попасть на Венецианский кинофестиваль в 2021 году?

Невозможно четко обозначить основные критерии отбора. Однако в целом они сводятся к единому принципу: качество. Это оригинальные истории, рассказанные в личной манере, которые сочетают в себе уважение к традициям и новаторство в кинематографическом языке. Это фильмы, способные поразить и удивить зрителя, вызвать эмоции. Фильмы, которые мне меньше всего нравятся, — это те, которые определяют себя как «академические»: хорошо сделанные, но лишенные подлинных эмоций.

Другие Новости