Город-сад: как зародилась концепция Эбенизера Говарда

На рубеже XIX-XX веков, когда взрывной и неограниченный рост городов начал превращать их в непригодные для жизни, переполненные и грязные трущобы, не отвечающие современным социальным и санитарным нормам, многие мыслители и градостроители начали задумываться о том, что же пошло не так и как это можно исправить. Одним из таких энтузиастов был англичанин Эбенизер Говард, разработавший одну из главных градостроительных концепций своего времени.

Проблемы, которые Говард хотел решить с помощью своей концепции, — перенаселённость больших городов, скученность построек, массовая миграция населения из сельской местности в крупные мегаполисы, разобщённость жителей и усиливающаяся оторванность человека от природы. По сути, у рабочего человека начала XX века выбор был невелик — работать на ферме в сельской местности, оторванной от общественной жизни и городской инфраструктуры, или же поселиться вдали от красоты природы, чистого воздуха и солнечного света в душном перенаселённом городе, но с благами цивилизации, интенсивной общественной жизнью и возможностью заработать на жизнь. Чтобы описать плачевное состояние современного города, Говард в своей книге 1898 года «Завтра: мирный путь к настоящей реформе» (позже была переиздана под названием «Города-сады завтрашнего дня») приводит цитату из выступления председателя совета Лондонского графства лорда Розбери: «Мысль о Лондоне не вызывает во мне никакой гордости. Этот город всегда стоит предо мною точно призрак: эти миллионы людей, казалось случаем брошенные к берегам этого благородного потока, работающие каждый в своей клетке, не обращая внимания и не зная один о другом, даже без малейшего представления о том, как этот другой живет, эта слепая случайность в судьбе бесчисленных тысяч людей — преследуют меня как призраки».

Как же Говард предлагал решить эти проблемы? Разумеется, путём объединения города и деревни, взяв всё лучшее, что в них есть, и избавившись от худшего. «Подобно тому, как мужчина и женщина дополняют друг друга благодаря различию своих дарований и способностей, так город и деревня должны взаимно дополнять друг друга», — писал Говард. Он весьма наглядно представил эту идею в схеме с тремя магнитами: два из них представляют город и деревню с их плюсами и минусами, а магнит, который и есть его знаменитый город-сад, объединяет лучшие черты и того, и другого. Какой из этих магнитов притянет человека? Для Говарда ответ очевиден:  «Да, ключ к разрешению проблемы о том, как вернуть народ к земле — к этой прекрасной земле нашей, с её чудным небом, со свежим воздухом, с солнцем, которое её согревает, с дождём и росою, которые её орошают — представляющей подлинное воплощение Божественной любви к человеку — такой ключ действительно является волшебным ключом. Это ключ к дверям, через которые, даже когда они едва открыты, врываются потоки света на трудные вопросы алкоголизма, чрезмерной работы, беспокойного страха за судьбу и гнетущей бедности».

С помощью новой урбанистической концепции Эбенизер Говард надеялся решить и большое количество социальных проблем. В его трактате довольно много внимания уделено проблемам рабочего и среднего класса, и это неслучайно, ведь вдохновлялся он популярным в то время экономико-социологическим трактатом Генри Джорджа «Прогресс и бедность», а также социалистической утопией Эдварда Беллами 1888 года «Оглядываясь назад: 2000–1887». Говард видел проблему не только в фактическом устройстве современных городов, но и в устройстве социальном, например в необходимости бедным слоям населения платить домовладельцам непомерную арендную плату, без возможности обзавестись собственным жильём. Эту проблему он собирался решить на корню, ведь его проект города-сада подразумевает владение каждого жителя недорогим участком, который по мере развития города должен был вырасти в цене. Кроме того, жители могли получать доход от сдачи в аренду прилегающих земель различным промышленным производствам.

Разработанный Говардом город-сад представлял собой построенный в отдалённой от мегаполисов местности концентрично организованный город с шестью широкими радиальными бульварами, обилием открытого пространства, воздуха и зелени, замкнутый кольцом зелёных насаждений, не дающим ему разрастаться. Однако возможность роста города Говард всё же предусмотрел – он допустил окружение центрального города дополнительными городами-спутниками, построенными по такому же принципу и соединёнными с крупным городом транспортной магистралью. Эдакий кластер из городов-садов. По задумке Говарда, в городах-садах должны располагаться и промышленные центры, и сельскохозяйственные угодья, дающие горожанам работу без необходимости долго и неудобно добираться до неё. Город рассчитан на 32 тысячи человек, предполагалось, что и жилья, и работы хватит на всех, а проживание в городе, утопающем в зелени и солнечных лучах, оздоровит как жизнь отдельного человека, так и общество в целом.

Концепция города-сада была многократно реализована, правда без соблюдения абсолютно всех заветов автора. Первыми городами-садами в начале XX века стали английские Летчворт, Брентэм-Гарден и Велвин-Гарден-Сити. Затем идея распространилась по всей Европе и миру. Города-сады в том или ином виде есть практически на всех континентах – в США, Канаде, Бразилии, Италии, Бельгии, России, Японии и других странах. К сожалению, города-сады в большинстве своём превратились в обычные пригороды, а идея самоуправления и локализации всей жизни человека в одном месте не увенчались успехом. Тем не менее, многие прогрессивные градостроительные принципы, ориентированные на создание гуманной и экологичной среды для комфортной и здоровой жизни человека, нашли своё воплощение в последующих урбанистических движениях и сегодня берутся на вооружение современными архитекторами во всем мире.

Другие Новости