Что послушать в декабре: Лео Оффсэ, Артур Расселл и Харольд Бадд

Музыкальный обозреватель DEL’ARTE Magazine Александра Копелян подобрала три около-эмбиентных альбома, которые скрасят раннюю зиму, проведенную за рассматриванием пейзажа сквозь иней на пластиковых окнах.

Léo Hoffsaes — J’ai pour eux cet amour qui ne passe jamais, qui ne faiblit pas

Лео Оффсэ — композитор-мультиинструменталист из Парижа. Название альбома можно перевести как «Моя любовь к ним никогда не пройдет, никогда не ослабнет». Это десять треков в духе неоклассической камерной музыки, вписанных в пульсирующий природный пейзаж. В то время как с композиционной точки зрения можно предположить, что у автора есть музыкальное образование и определенный бэкграунд, Оффсэ старается не придерживаться какого-то одного стиля.

Модулирующие аккорды, плавно перетекающие один в другой, в сочетании с полевыми записями создают «звуковые моменты», из которых слушающий может нафантазировать свой собственный мир и контексты. То, что в кино бы назвали открытой концовкой. Весь альбом — универсальная музыка, почва для чужих интерпретаций.

Как гласит описание «J’ai pour eux cet amour…», в его записи также принимал участие давний коллаборатор Оффсэ, Тони Мари (также известный как авангардный музыкальный продюсер Loto Retina). В этом альбоме он играет на органе.

Отдельный интерес представляют длинные названия треков на французском — каждое как загадка или целая история, например: Il fait nuit depuis une heure maintenant — je m’avance dans la forêt — «На улице вот уже час как стемнело, пора идти в лес» и др.

А вот одна из совместных работ Оффсэ и Мари с их альбома 2017 года Early Contact:

Arthur Russell — Sketches for World of Echo

Летним вечером 1984 года Артур приехал в студию Experimental Intermedia Foundation друга Фила Ниблока, прихватив свою виолончель 18-го века, чтобы записать материал, который два года спустя кристаллизуется в альбом World of Echo. Еще два года спустя композитор узнает о своем диагнозе, который позже положит конец его яркой и самобытной музыкальной карьере.

Альбом Sketches for World of Echo — живая запись Артура Расселла — это шанс послушать то, как формировался этот выдающийся альбом. Поток песен, которые гипнотически вливаются одна в другую, очерчен только недолгими паузами, покашливаниями и обрывками слов. Благодаря этому создается эффект интимности, присутствия — нечто вроде ASMR-записи. По сути, этот альбом — недоработанный эскиз уже знаменитой картины, выставленный на всеобщее обозрение. Мы можем увидеть (а точнее, услышать) отвергнутые автором штрихи и оттенки, которые не вошли в финальную работу. Что-то, что порой кажется автору невероятно глупым и наивным в процессе создания, и чему выбрана лучшая (то есть, более подходящая с точки зрения готового «продукта») альтернатива со временем.

Музыкант экспериментировал с усилением акустического звука, собственным голосом (его пение порой нарочно звучит почти неразличимо, а иной раз — наоборот, очень четко), текстом и звуковыми эффектами. Среди полотна импровизаций можно расслышать песни с того самого альбома — например, Let’s Go Swimming и меланхоличную Losing My Taste for the Nightlife, которая плавно разворачивается на фоне ритмичного рисунка виолончелью.

Альбом идеален для тех моментов, когда на вечер вы запланировали самостоятельное занятие йогой и зажгли благовония, но в какой-то момент передумали что-либо делать и просто сидите на расстеленном коврике без определенной мысли в голове.

Robin Guthrie & Harold Budd — Another Flower

Последний альбом Харольда Бадда — недавно ушедшего американского композитора и поэта, записанный вместе с коллегой Робином Гатри. Их музыкальное сотрудничество началось еще в 1985 году во время записи альбома этереал-вэйв-группы Cocteau Twins — The Moon and the Melodies.

Еще одной работой Бадда и Гатри стал саундтрек к фильму Грегга Араки «Загадочная кожа» (2004).

С тех пор в их совместной деятельности случился перерыв в девять лет, и вот в 2013 году они вновь встретились в студии Гатри во французском городе Бордо. Любопытно, что альбом так и лежал «на полке» до недавнего времени.

На альбоме слышен фирменный звук Бадда — у музыканта довольно характерная манера игры на фортепиано, прозванная «soft pedal» («мягкая педаль»), при которой педаль сустейна практически не отпускается, благодаря чему ноты постоянно «обернуты» в мутный и мягкий слой реверберации.

Интересно, что самому музыканту не нравилось, когда его музыку называли «эмбиентной»: «Наверное, это слово что-то и значит, но на деле это какая-то бессмыслица. Я не думаю о музыкальных жанрах. Я не думаю о ярлыках, они не имеют никакого смысла».

В завершении и в память о музыканте представим еще одну его коллаборацию — на этот раз с Брайаном Ино — пластинку 1984 года под названием The Pearl:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Другие Новости