Перформанс “Zero Point” Алексея Ретинского: неопределенность восприятия в нулевой точке

На Дягилевском фестивале-2021 исполнили электроакустический перформанс Алексея Ретинского “Zero Point” с участием Лилии Бурдинской и ансамбля musicAeterna four. Специально для DEL’ARTE Magazine Кей Бабурина рассказывает, как перфоманс превратился в сайт-специфик благодаря грозе и заводу Шпагина, и почему Дягилевский фестиваль продолжает отдавать предпочтение композиторам-философам. 

© Фото: Андрей Чунтомов

Алексей Ретинский уступил этой весной позицию композитора-резидента коллектива musicAeterna Андреасу Мустукису, но не утратил фавора среди организаторов Дягилевского фестиваля, с которым сотрудничает уже несколько лет. В фестивальной программе 2021 года пьесы Ретинского звучали в рамках концертов под управлением Теодора Курентзиса: в программу Lux Aeterna 12 июня вошел хоровой гимн “Salve Regina”, а в программу церемонии памяти Пауля Целана 13 июня – сочинение для фортепиано и сопрано “Mandorla”. А 16 июня Ретинский получил цех № 5 завода Шпагина в свое единоличное распоряжение: там состоялся перформанс под названием “Zero Point”, основанный на одноименном альбоме композитора, который вышел в начале этого года и доступен в онлайн-фонотеках.

© Фото: Никита Чунтомов

Впервые перформанс был исполнен 6 марта 2021 в санкт-петербургском Доме Радио, где базируется musicAeterna. Но в Перми он превратился практически в сайт-специфик: Ретинский использовал в одном из треков звуки работающих станков, и они на время вернули заводской цех во времена, когда он эксплуатировался по прямому назначению (в действительности музыка четырех треков, составляющих 50-минутный альбом, писалась по не зависящим друг от друга поводам на протяжении десяти лет, а не предназначалась для завода Шпагина). Повезло и с погодой: перформанс начался одновременно с грозой, и в некоторые моменты нельзя было понять, слышишь ли ты звук из динамиков или барабанящий по крыше дождь и раскаты реального грома. В чем тут везение? В том, что такая неопределенность восприятия – нулевая точка, zero point, в которой зритель должен сам принять решение, что же он видит или слышит, – была генеральной линией всего перформанса. В визуальной части – еще более, чем в акустической: на пяти экранах демонстрировались видеопроекции, созданные студией NOIR Films, и изображение на них то и дело требовало от мозга решить, что же ему показывают, – бурлящую воду или языки пламени? А может быть, струящийся шелк? Ветви или корни? А может быть, схему нервов или сосудов? Тело танцовщицы из плоти, отражающее свет, – или движение чистой энергии? Световой спецэффект – или сполох настоящей молнии снаружи?

© Фото: Никита Чунтомов

Отдельной задачей было понять, откуда раздается звук, который ты слышишь: Ретинский использовал динамики по всему пространству цеха, чтобы создать объемное звучащее пространство. Даже вокалистки, которые эффектно поднимались перед своим номером из рядов сидевших на полу партера зрителей, в ходе пения расходились по разным траекториям прочь, и их голоса замирали в разных углах. Само название вокального ансамбля – musicAeterna four – приводит в некоторое замешательство, ведь певиц пять (отгадка в том, что пятая присоединилась к коллективу не сразу).

Любые интерпретации можно было придать и танцевальной составляющей перформанса в исполнении Лилии Бурдинской. Бурдинская и Ретинский прежде работали на Дягилевском фестивале по отдельности, но в этом году, совместно поучаствовав в создании фильма «Слепок» (проект хореографического фестиваля “Context. Diana Vishneva” и музея имени Пушкина), где Бурдинская ставила хореографический номер на музыку Ретинского, они объединились. В «Zero Point» танцовщица является в луче резко загорающегося, бьющего сверху вниз прожектора; волосы сперва зачесаны ей на лицо, потом рассыпаются свободно; на ней свободный балахон, и мы видим только финал движений, но не само их зарождение и прохождение. В этих движениях – исследование света (вслепую, потом с открытыми глазами), молитва, удары. Некоторые зрители ждали только выступления Бурдинской и ушли вместе с ее уходом из зала.

© Фото: Андрей Чунтомов

Им не досталось финального, заглавного номера. Композиция “Zero Point” начинается с нарезки секундных фрагментов звуковых эмблем массовой культуры и мельтешения архивных черно-белых фотографий на экранах. Слишком много и одновременно слишком мало информации – мозг пытается достроить звуковые обрывки, но не может, пытается выстроить общий контекст изображений, и тоже терпит неудачу. Кульминацией перформанса таким образом становится разговор о (не)возможности навигации в перегруженном информацией мире. Лишь к финалу изображение милосердно сменяется тусклой абстракцией, а звуковое пространство отдается на откуп медитативным звукам армянской флейты – дудука.

© Фото: Никита Чунтомов

Официальный хедлайнер Дягилевского фестиваля-2021 – композитор Леонид Десятников: ироничный интеллектуал, ведущий сложный диалог с наследием великих предшественников. Но сердцем фестиваль, как всегда, с композиторами-философами: Алексеем Ретинским, Антоном Батаговым, Андреасом Мустукисом. С теми, кто не приемлет музыкальных построений вне осмысления экзистенциальных вопросов, – по крайней мере, дает это понять вербально. В случае Алексея Ретинского авторская интенция как минимум считывается зрителем. А это уже хоть какая-то определенность в нулевой точке.

Другие Новости