Иной взгляд «Magnum»: чем субъективнее, тем честнее

«Иной взгляд. Портрет страны в объективе агентства Magnum» — это совместный выставочный проект «Манежа» и фотоагентства Magnum Photos. Куратор выставки — историк фотографии и куратор Нина Гомиашвили. В основе экспозиции — материалы легендарных фотографов агентства, отснятые в СССР и России с 1947 по 2020 годы. Специально для DEL’ARTE Magazine Диана Корсакова рассказывает о принципах, по которым собиралась выставка.

Выставочный проект «Иной взгляд. Портрет страны в объективе агентства Magnum» открыт для посещения в «Манеже» в Санкт-Петербурге с 6 по 22 июля. Билеты можно купить только онлайн и на конкретное время, а на саму выставку попасть только в маске и перчатках. Дополнительно про новые условия посещения можно прочитать на сайте «Манежа».

Как правило, Magnum Photos предлагает музеям и культурным институциям уже собранные выставочные проекты, но под пространство «Манежа» решили создать совершенно новую экспозицию из архивов агентства и Фонда Анри Картье-Брессона. В экспозиции представлены фотоистории авторов агентства, когда-либо снимавших в СССР и России. Среди них: сам Анри Картье-Брессон, Роберт Капа, Томас Дворжак, Эллиотт Эрвитт, Брюс Гилден, Мартин Парр и еще многие, вплоть до Нанны Хайтман, присоединившейся к фотоагентству в качестве кандидата в 2019 году. Её проект «Просто стой и смотри» о работе врачей во время пандемии коронавируса в 52-ой московской больнице дополнил «Иной взгляд» за месяц до открытия.

Проект Нанны Хайтман «Просто стой и смотри». Автор фотографии — Михаил Вильчук

Nanna Heitmann, 2020

Общее время разработки и подготовки всей выставки — около двух лет. В её рамках планировалось провести встречи с фотографами Magnum Photos и цикл показов документальных картин, но в условиях пандемии встречи перешли в онлайн-формат. Вся экспозиция — 250 фотографий от 40 авторов. Куратор Нина Гомиашвили так прокомментировала отбор фотографий и работу с композицией выставки:

«Мне было важно, чтобы это многоголосие звучало как слаженный оркестр. Я в какой-то момент возомнила себе дирижером. Мне казалось, что все эти совершенно удивительные сорок голосов, очень индивидуальных, должны быть нанизаны на какие-то струны, чтобы они смогли зазвучать вместе, несмотря на различия».

Первый этаж экспозиции. Автор фотографии — Василий Буланов

Elliott Erwitt. 1960s

На открытой онлайн-встрече Нины с фотографом Томасом Дворжаком, куратор также отметила, что особое значение в названии проекта имеет слово «иной», которое напрямую связано с самой его концепцией. Потому что оно предполагает принятие чужого взгляда, который не является «другим», не противопоставляется своему, а принимается как «иной».

«Хотела ли я донести до зрителя определённое видение динамики развития России? Вы знаете, не хотела. Потому что фотографы Magnum в СССР и Россию приезжали не отражать культурные пласты или политические события, как, например, фотографы ТАСС. Авторам Magnum свойственен совсем другой подход — непредвзятое любопытство.

Выстраивая композицию выставки, я не придерживалась той истории, что „сейчас наконец-то покажу иной взгляд на культурные и политические события в нашей стране глазами великих“. Совсем нет! Для меня этот выставочный проект — больше личная история. Субъективная, но без наших генетических и культурных штампов. Интересно как раз попасть на эту выставку и попробовать увидеть то, о чем она рассказывает, забыв на время о том, что мы про себя уже знаем. Увидеть ее так, как будто ты пришел сам к себе в гости — посмотреть на себя со стороны. И это совершенно невозможно сделать объективно, поэтому хронологического развития культурных и политических событий в России я не хотела показывать — мне был интересен иной взгляд, тот субъективизм любопытных, незадействованных, не включенных, не нагруженных собственными историческими штампами восприятия людей», — говорит Нина Гомиашвили на той же онлайн-встрече.

Первый этаж экспозиции. Автор фотографии — Василий Буланов

Первый этаж экспозиции. Автор фотографии — Василий Буланов

Архитектура иного взгляда

Очень важна организация экспозиции выставочного проекта «Иной взгляд», его архитектура. Она отражает не только развитие взгляда извне на СССР и Россию через фотографию на примере работ авторов Magnum, но и то, как сам подход к реальности, лежащий в основе концепции агентства, развивается во времени и проявляет себя в зависимости от исторического контекста.

Robert Capa. 1940s

На первом этаже экспозиции у вас нет выбора: одно десятилетие следует за другим, начиная с 1940-х. Так же и путь зрителя конкретен и предрешен: если вы хотите узнать, что будет дальше, вы неизбежно увидите материал в хронологической последовательности его создания. Но чем ближе к концу экспозиции первого этажа, тем больше появляется самих голосов авторов Magnum, их переплетений, которые создаются в том числе зеркалами, составляющими композиционную часть выставки.

Первый этаж экспозиции. Автор фотографии — Василий Буланов

Первый этаж экспозиции. Автор фотографии — Василий Буланов

Чем субъективнее, тем честнее

Второй этаж экспозиции начинается с библиотеки с уникальными букинистическими фотокнигами авторов агентства — такой ход ещё больше подчёркивает важность субъективного подхода. А после «библиотечной» части уже нет той четкой структуры и хронологического пути, как на первом этаже, здесь можно заплутать. Планировка всего второго этажа экспозиции скорее напоминает лабиринт без тупиков, а закрывает её проект Нанны Хайтманн «Просто стой и смотри».

Библиотека Magnum. Автор фотографии — Василий Буланов

Библиотека Magnum. Автор фотографии — Василий Буланов

На втором этаже есть одна четкая связующая линия — это аудио-гид от «Манежа» с небольшими комментариями к ключевым фотографиям. Удивительно то, насколько едины в своем подходе к реальности Томас Дворжак, Мартин Парр, Алекс Уэбб, Брюс Гилден, Нанна Хайтманн и другие авторы с настолько разными визуальными языками. Возможно, их объединяет то, что сформулировал и сам Томас Дворжак на открытой онлайн-встрече, когда один из зрителей спросил, должен ли фотограф придерживаться каких-то конкретных политических или иных взглядов или же быть беспристрастным и нейтральным в своем восприятии. На это Томас ответил:

«Мы все люди, у каждого есть свое мнение. И мне кажется, очень хорошо, что это так. Я думаю, что фотографический, визуальный язык всегда сильнее того, что ты хочешь на нем сказать. Поэтому чем субъективнее, тем лучше, потому что честнее».

Thomas Dworzak. 1990s

Фотография — это тоже риск

На втором этаже, начиная с 1990-х, всё ощутимее меняется сам фотографический язык и способ рассказа истории. В работах авторов всё больше проявляется проектный подход к работе с материалом, позиция автора, который не столько фиксирует реальность, сколько уже моделирует её через свое видение. Такой принцип мы можем найти и в самом первом проекте агентства — «Русском дневнике» Роберта Капы и Джона Стейнбека, созданном во время путешествия по СССР.

Robert Capa. 1940s

Его авторы делали акцент на том, что этот дневник не об СССР, а о путешествии по СССР, а значит, на самом восприятии, а не на его предмете.

Не исключено, что секрет цельности концепции агентства кроется в том подходе к самой фотографии и к реальности через неё, что сформулировал на онлайн-встрече единственный на сегодняшний день российский фотограф в Magnum, Георгий Пинхасов:

«Риск даёт два результата — или провал, или удачу. Конечно, рисковать надо. Потому что тогда вы попадает в места, где никто никогда не был. И там может как не оказаться ничего, так и вы сами можете стать первопроходцем. И моя фотография — это тоже риск. Мне интересно идти туда, где я не был.

Но если говорить о фотографии как о спорте, я ничего не имею против такого подхода. Я считаю, что фотография, момент съёмок — это обыкновенная охота. Вы придумываете собственную охоту, собственную добычу и добываете её. Но, к сожалению, часто все видят одну лишь добычу, и тогда процесс охоты не интересен. И вот для этого нужны музеи — чтобы не мыслить стереотипно.

Когда вы ищете „что-то такое“, вы этим скованы. Поэтому мне ближе всего пустота, когда ничего не ожидаешь. В момент, когда что-то происходит, вы себе говорите: „Почему бы и нет?“ И это состояние не обязательно возрастное — это ментальное состояние. Поэтому, конечно, нужно освободиться от всех предрассудков. Особенно в фотографии. И смотреть на мир абсолютно независимым взглядом без желания что-либо утверждать. Потому что фотография, бесспорно, должна свидетельствовать жизнь. Поэтому важно не только снять, но и суметь сохранить».

Gueorgui Pinkhassov. 1970s

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Автор: Диана Корсакова

Другие статьи